Центр защиты прав животных «ВИТА»
Главная страница / Home    Карта сайта / Map    Контакты / Contacts


RUS        ENG
РАЗВЛЕЧЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ВЕГЕТАРИАНСТВО МЕХ СОБАКИ и КОШКИ ГУМАННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Видео Фото Книги Листовки Закон НОВОСТИ О нас Как помочь? Вестник СМИ Ссылки ФОРУМ Контакты

О нас
Наши принципы
Часто задаваемые вопросы
Как нам помочь?
Волонтерский отдел
Условия использования информации
Как подать заявление в полицию
Вестник Виты
Цитаты
Календарь
Форум
Контакты



ПОИСК НА САЙТЕ:

БИОЭТИКА - почтой


ПОДПИСКА НА НОВОСТИ "ВИТЫ" | RSS
Имя:
E-mail:
yandex-money
№ нашего кошелька: 41001212449697
webmoney
№ нашего кошелька: 263761031012

youtube   youtube   vkontakte   facebook Instagram  

  
Share |
  

 

КРОВЬ

М.П. Арцыбашев

К молодым помещикам Виноградовым, которые только прошлой зимой обвенчались и жили всю зиму в деревне, приехали гости: два брата Борисовы и писатель Гвоздев. Старший Борисов был очень худощавый, близорукий и очень добрый человек лет тридцати. Волосы в бороде и на голове у него были очень светлые и жидкие. Звали его Николаем Андреевичем. Был он приват-доцентом университета.

Брата его, студента, все звали просто - Сергей, и все любили за здоровую, красивую наружность, веселый, ровный характер, остроумие и симпатичные убеждения.

Гвоздев Алексей Петрович был беллетристом, произведения которого очень ценились той частью публики, которая прежде всего требует от писателя симпатичной, искренней и доброй идеи. Одевался он по-русски и волосы стриг в кружок. Все трое приехали в самом лучшем настроении духа, и с их приездом оживился весь дом. Не только господа, но и прислуга была рада приезду веселых и щедрых гостей. А особенно был доволен сам Виноградов: хотя он недавно женился и еще не пережил горячки наслаждения первыми счастливыми общениями с молодой, красивой и здоровой женой, но все-таки однообразие деревенской жизни и одной любви уже начинало тяготить его.

Когда земская бричка, запряженная парой крепких и круглых, с подвязанными мокрыми хвостами, лошадей, звеня и громыхая, подкатила к крыльцу виноградовского дома, там поднялись шум и беготня. Сам Виноградов, без пальто и шапки, в одной старой студенческой тужурке, которую дома носил потому, что она нравилась его жене, выскочил на крыльцо, улыбаясь с радостным и оживленным видом.

- Вот молодцы ребята, что приехали! - закричал славным звучным голосом.

Гости, смеясь и отвечая на приветствия, вываливались на обе стороны брички, вытаскивая за собой привезенные ружья и патронташи. За ними выскочили и две прекрасные охотничьи собаки: темно-рыжий, кудряво-мягкий сеттер Гвоздева, по кличке "Аякс", и крепкий, стройный гордон "Маркс", принадлежащий Сергею Борисову.

Подоспевший работник Иван, весело скаля зубы, подхватил из брички два рогожных кулька и следом за господами втащил их в переднюю.

- Это что? - радостно спрашивал Виноградов, высоко поднимая брови.

Иван, все скаля зубы, отворотил уголок кулька и оттуда выглянули серебряные и красные горлышки бутылок. Гвоздев, снимавший пальто, приостановился и свободной рукой так выразительно щелкнул себя по воротнику, что все засмеялись.

- Ну, как я вам рад, - говорил Виноградов, блестя глазами и помогая то одному, то другому снимать пальто и крепко пожимая всем руки.

Со старшим Борисовым он даже поцеловался, так как они были давнишними и крепкими приятелями, товарищами по университету:

- Ну, мы, брат, больше тебя рады, - смеялся Борисов, - у нас там без тебя как-то все расклеилось... Все хандрят, скука смертная...

- Будто уж? - с удовольствием спросил Виноградов.

- Спроси их. Да и вообще, как посидишь в каменном мешке, так рад будешь на вольный воздух вырваться.

- А у нас тут чего-чего, а воздуху хоть объедайся, - смеясь, говорил Виноградов.

- Уж мы видели дорогой... благодать!..

Вышла в переднюю и сама хозяйка, молодая жена Виноградова.

Клавдия Николаевна была очень хрупкая и нежная блондинка маленького роста, с маленькими ножками и ручками. У нее были большие невинные светлые глаза, которые, вместе с мягкими вьющимися волосами, придавали ей вид ангела, что она знала и чем она гордилась; и потому она старалась быть всегда доброй и мягкой, оправдывая это сходство. Одета она была по моде, красиво, но просторно, чтобы не так был заметен округлившийся живот: она была беременна.

- Добро пожаловать, господа, - сказала она, радушно и со спокойным кокетством протягивая им обе руки.

- Не прогоните? - весело спросил Гвоздев, с удовольствием и так осторожно, точно она стеклянная, пожимая ей

- Прогоню, - шутливо ответила она.

Муж перебил ее, беспокойно и поспешно кидаясь к ней.

- Уйди, уйди, Клава... дверь открыта...

Клавдия Николаевна, еще более красиво кокетничая, повела шутя головой, как это делают избалованные дети, но все-таки отступила назад в зал.

Онa была очень счастлива своей беременностью и сама береглась, как могла, каждую минуту трепеща за своего будущего ребенка, который, как ей казалось, был так нежен и хрупок, что даже от повеявшего на нее ветра мог родиться мертвым или уродцем.

Гости, деликатно стараясь ее не задерживать, поторопились освободиться от пальто, и все через зал прошли в столовую, где прислуга, красивая, здоровая девка Аннушка, накрывала на стол, поспешно гремя тарелками.

- Мы уже пообедали, - говорила Клавдия Николаевна с той приятной уверенностью, которую дает сознание, что не будешь ложно понятой, - а вы, наверное, проголодались?

- Есть тот грех, - потирая руки, признавался Гвоздев. - Ну, так я вам дам закусить. Пока выпейте водки, а потом я распоряжусь вам чего-нибудь. Вы чего хотите: можно цыплят или бифштекс.

- Все равно, лишь бы чего пожрать, - разом ответили Гвоздев и Сергей Борисов.

Клавдия Сергеевна улыбнулась им и, поправляя волосы, вышла приказать зажарить цыплят. Мужчины шумно расселись вокруг стола, придвигая водку и закуски.

- Еле, брат, дотащились... Раза два чуть-чуть не выкупались в грязи, - рассказывал Борисов.

Да, дорога страшно попортилась, - подтвердил Виноградов. - Вечером вчера я ездил в Остадное к земскому, так еле вылез у овражка... знаешь, за мостиком?..

- Вот, вот, там же и мы застряли.

- Пришлось вылезать и вытаскивать бричку. Мы бы не вытащили, да какой-то ледащий мужичонка помог. Вообрази - сам тощий, обтрепанный, заморенный, а говорит: "это - ничаво...", подлез под задок, да ка-ак двинет, так чуть меня не задавил! - с тем наивным восторгом, с которым все очень слабосильные люди говорят о проявлениях чужой силы, им непонятной, рассказывал Борисов.

Виноградов, смеясь, слушал его и с удовольствием гладил по голове рыжего Аякса, уткнувшегося мордой в его колени. Он очень любил собак. Аякс радостно вилял хвостом, скашивая умные, добрые глаза на стол.

- А вы видели мою собаку? - спросил Сергей и, не дожидаясь ответа, крикнул:

- Маркс, иси!

Красивый пес, стукаясь о колени сидевших, опрометью бросился на зов и стал, точно маятником колотя твердым хвостом по ножкам стула.

- Вот, - с гордостью сказал Сергей. Собака, точно, была очень хороша.

Виноградов, который любил выказать себя и действительно был знатоком породистых собак, внимательно осмотрел собаку.

- Славный пес, - с искренним убеждением сказал он.

- Вы пощупайте нос, - горячо говорил Сергей, - как лед.

- Да, - согласился Виноградов, ткнув ладонью в холодный, мокрый нос собаки, - чутье, должно быть, очень хорошее. А вы ее пробовали?

Сергей немного омрачился, потому что сам еще не знал, какова собака на охоте, и боялся, чтобы не оказалась плоха.

- Нет, еще...

- Ну вот завтра и попробуем. Мне Кирилла говорил, что уже пропасть и крякв, и чирков, а гусей я сам вчера видел... И совсем близко... Такая досада, ружья не взял. Совсем не предполагал... Что ж вы, господа, водки?

Виноградов уверенными движениями разлил водку по рюмкам, и хотя сам уже пообедал, но налил и себе "за компанию". Все чокнулись и выпили, а потом стали вкусно и долго закусывать кильками, селедкой и маринованными грибками. Потом выпили еще по одной и еще, пробуя то ту, то другую закуску.

Вошла Клавдия Николаевна и присела за свободный край стола. С ее приходом разговор оживился, так как она была легкой, остроумной, а главное - хорошенькой собеседницей, и перешел на городские темы. У Виноградовых в городе было много родных и знакомых. В пылу разговора мужчины незаметно выпили еще по четыре рюмки водки и заговорили о бывшем недавно кровавом столкновении двух политических партий. Так как они все были одинаковых убеждений, то разговор шел весело и приятно для всех, несмотря на печальную тему.

II

Аннушка, которая была неравнодушна к Сергею Борисову и очень обрадовалась его приезду, опрометью побежала на кухню и крикнула в дверь:

- Акулина, барыня приказала цыплят!..

Акулина, толстая и рыхлая баба, с пухлым добродушным лицом, подоткнула подол юбки и ответив: - Чичас! - пошла через двор в курятник.

На дворе уже смерклось, и зажглись звезды. На земле все казалось темным и страшным, а в воздухе было прозрачно и пахло мокрой землей и свежим навозом со скотного двора. В курятнике было темно, хоть глаз выколи. Куры уже давно уселись на насест и спали. Только старый петух все ворочался и кряхтел в темноте, да где-то попискивали молодые цыплята: целый день они бегали по солнцу и весело рылись в глубоком теплом навозе. Им было хорошо, тепло и сытно, и до сих пор они не могли успокоиться и сквозь сон перепискивались и ворошились.

Акулина вошла в курятник, нагнувшись и бормоча: - Разве пестренького взять... да беленьких пару. Беленьких много.

Расставив руки, она легко, хотя ровно ничего не было видно, нашла насест и стала осторожно ощупывать кур. Куры беспокойно завозились; но они были так глупы, что ничего не понимали и не подозревали, беспокоились, только чувствуя на сe6e пальцы Акулины, и сейчас же успокаивались, как только она переходила дальше. Когда Акулина, по ее предположению, добралась до пестренького цыпленка, она крепко схватила его обеими руками и понесла вон на свет. Цыпленок пронзительно запищал и неистово забился. Петух громко и сердито заворчал, но не тронулся с места. На свету цыпленок оказался вовсе не пестреньким, а черным, но Акулина все-таки связала ему лапки какой-то тряпкой и бросила на землю. Потом она опять долго шарила впотьмах и вынесла еще двух цыплят. Хотя и эти были не белые и не пестрые, она связала им лапки, как и первому, и взяв их всех за ноги, вниз головой понесла в кухню.

Цыплята испуганно пищали и рвались, совершенно не понимая, что с ними делается. Все, - и неестественное, мучительное для всякого живого существа положение вниз головой, и вечер, которого они никогда не видали, засыпая вместе с солнцем, все производило на них впечатление ни с чем не сравнимого, смертельного животного ужаса. Но скоро они затекли и замолчали, беспомощно разинув клювы, растопырив крылья и болтаясь головами.

- Пашка, дай нож-то! - громко крикнула Акулина в открытую дверь кухни.

Пашка, двенадцатилетний сын Акулины и прохожего солдата, вихрастый и рябой мальчуган, выученный Клавдией Николаевной грамоте, бросил азбуку, над которой корпел целый день, вытер пальцами нос и вприпрыжку, с большим ножом в руке, выбежал на крыльцо.

- Дай я, мамка, - попросил он, подпрыгивая.

- Ну, на, - равнодушно согласилась Акулина и дала Пашке одного рыжего цыпленка.

Пашка, с детства привыкший и любивший убивать животных, хотя был очень добрый и тихий мальчик, с наслаждением схватил рыжего петушка за оба крыла, положил головой на приступок крыльца и, нацелившись, ударил его ножом. Но уже было темно, и Пашка промахнулся, только отхватив петушку пол-головы. Брызнуло каплями крови, мозга и вытекшего, пополам перерубленного, глаза. Пашка ударил второй раз, и обезображенная головка отскочила. Густая, почти черная кровь обильно полилась на землю, а Пашка держал петушка за ноги и смотрел, как кровь льется.

- Дурак, почто голову срубил!.. Дай-кось я, - сердито проговорила Акулина, взяла нож и уверенными движениями перерезала горло сначала одному, а потом и другому цыпленку, побросала их на землю и ушла в кухню.

Первый зарезанный петушок без крику, как-то боком, побежал, ткнулся об крыльцо, свалился, перевернулся и вдруг весь задрожал и задергал ногами. Другой захрипел было, подпрыгнул и закружился на одном месте, как волчок, распустив крылья и волоча головку по земле.

Пашка крепко похватал их и, держа за ноги, ждал, пока кровь стечет. Рыжий петушок и в руках Пашки долго еще дрожал и трепетался, но глаза всех, только что живых и здоровых, уже подернулись беловатой непрозрачной пленкой. Пашка понес их в кухню и стал скубить. Потом Акулина их вкусно зажарила и, порубив на части, уродливые, лишенные всякого образа и закостеневшие, симметрично разложила на чистом красивом блюде. Пришла Аннушка, выругала Акулину, что долго, и унесла блюдо.

Господа доели между тем суп, лениво и редко перебрасываясь замечаниями, потому что гости были голодны и хозяева не хотели им мешать.

Когда Аннушка убрала тарелки и ушла за жарким, разговор оживился с прежним интересом и горячностью. Сергей, краснея и горячась, рассказал об одном студенческом скандале Клавдия Николаевна, которой была противна всякая грубость, жалко сморщилась и недоумевающе спрашивала: - Да неужели же?

- В человеке всегда зверь сидит, - отозвался Борисов. Рассказ Сергея и слова Борисова неприятно подействовали на всех, и они замолчали.

Клавдия Николаевна с присущей ей силой воображения представила себе грубую сцену, кровь, возбужденные лица, - вздрогнула и, сейчас же поймав на себе тревожный взгляд вдруг побледнела: она вспомнила, что ее волнение может быть вредно для ребенка. Виноградов постарался замять разговор.

- А вот и цыплята... Прошу. Наша Акулина их великолепно готовит. Сергей, тебе водки?

Сергей мрачно выпил водку и стал есть цыпленка.

- Водки, - обращался Виноградов к другим, держа графин наготове.

- Гм... пожалуй, - согласился Борисов.

Гвоздев только кивнул головой, потому что рот его был полон мясом цыпленка, и на его здоровых белых зубах, которыми он очень гордился, вкусно похрустывали косточки рыжего петушка.

III

После обеда все перешли в гостиную, обставленную очень уютно и со вкусом.

Сюда Аннушка принесла чай, и мужчины расселись вокруг стола, на диване и мягких креслах, с наслаждением закуривая папиросы. Клавдия Николаевна, немного утомившаяся за день, так как входила во все мелочи хозяйства, томно прилегла на кушетке, свесив ножки на волчью шкуру, лежавшую на полу. Так как она была очень красива и ноги у нее были красивые, то все невольно посмотрели на ее ноги и, считая это дурным, притворились, что интересуются волчьей шкурой.

- Откуда это у тебя? - спросил Гвоздев.

- Сам убил, - с гордостью отозвался Виноградов. Гости все была завзятыми охотниками, а потому им стало

завидно, что не они убили такого большого и красивого зверя.

- Матерый волк, - заметил Сергей.

- Волчица, - поправил Виноградов.

- Как убил, на лазу? - поинтересовался Борисов.

- Нет, это случайно: ехали мы с Боровиковским на мельницу, знаешь, через рощу, что за оврагом... вот, где вы сегодня застряли...

Борисов кивнул головой.

- Ну вот... Только мы проехали через мост, а он вдоль дороги бежит, к оврагу пробирается... Близко, шагов сорок, не больше. Боровиковский первый увидал, да пока возился с ружьем, я - бац!.. Так и растянулась... Две картечины из шести в голове нашли! - самодовольно прибавил Виноградов.

- Ты хорошо стреляешь, - заметила со своей кушетки Клавдия Николаевна.

Ей была приятна ловкость мужа и хотелось подчеркнуть ее и обратить на нее внимание других.

Борисов, который уже выпил свой чай и рассматривал мер валявшегося на столе иллюстрированного журнала, нашел в нем портрет известного немецкого публициста.

А, это тот, помнишь - показал он Гвоздеву. Мужчины по очереди посмотрели. Клавдия Николаевна тоже поинтересовалась, и Виноградов, чтобы она не вставала, подал ей номер на кушетку.

Но портрет толстого и обрюзгшего господина с нерусским бритым серьезным лицом и носом, похожим на грушу, ровно ничего не говорил смотревшим на него, а потому Виноградов спросил:

- Чем же он, собственно, замечателен?

- Разве ты не знаком с его идеями? - спросил в свою очередь Борисов, с полунасмешливым ударением на слове "идеи".

Виноградов кое-что припомнил об этом писателе, но потому, что с первых же слов счел его идеи утопичными, не обратил на них серьезного внимания. - Смутно... Что-то насчет женской лиги мира и еще что-то такое...

- О рае на земле! - засмеялся Сергей, Смеялся он потому, что искренне считал глупым всякого, кто предлагал людям не ждать, пока добродетель при посредстве политических переворотов, революций и законов придет к ним, а стремиться прежде всего воспитать ее в самих себе.

Борисов, который очень любил говорить, и говорил всегда так, как будто читал лекцию, очень хорошо и подробно рассказывал все, что знал сам об идеях писателя.

Писатель, несмотря на свою мертвенно прозаическую наружность, был большим мечтателем и идеалистом. Он ничего не говорил о настоящем, а все твердил о лучшем будущем и требовал от людей того, чего они не могли дать. Он добивался пересоздания общества и человека, опираясь не на факты, а только на учение Христа. Политика представлялась ему лишенной серьезного содержания. Он утверждал, что никто в сущности не может понять, как могут люди поднимать целые бури споров из-за того, как будет называться тот или другой кусок земли, или какое у них будет правительство. Он говорил, что истинное спасение людей в труде; что когда не будет праздности или тех форм труда, которые равны ей, тогда сами собой исчезнут зло и несправедливость, в которых уже не будет никакой нужды.

- Да ведь для этого надо изменить природу человека, - с совершенно искренним недоверием сказал Виноградов.

- Ну, разумеется, - с насмешкой крикнул Сергей. Они думали и говорили так потому, что были, как все, убеждены, что человек родится злым и что добиться от него чего-либо можно только наказанием или поощрительными наградами.

- Ну, а женская лига - при чем же здесь? - с интересом спросила Клавдия Николаевна.

Сергей, с той шутливостью, с которой хорошо знакомые мужчины любят говорить с нравящимися им женщинами, стал подшучивать над ней, говоря, что каждому свое. Все смеялись. Не оттого, чтобы сказанное Сергеем было особенно смешным, а потому, что всем было уютно, удобно и хотелось быть веселыми.

- Ну, а все-таки? - настаивала Клавдия Николаевна. Борисов не заставил себя просить. Ему было очень приятно говорить с хорошенькой хозяйкой.

- Вот в этой-то лиге и вся штука... Строгий немец обижает нас, бедных мужчин...

И, впадая, как и Сергей, в шутливый тон, Борисов продолжал дальше, представляя идею писателя в комичном виде.

А идея эта заключалась в том, что женщины должны были сделать первый шаг к достижению цели, образовав священный союз с обетом не выходить замуж за праздных мужчин.

- Фу, глупость! - воскликнул Виноградов. - Ведь женщины всегда были празднее мужчин.

- И притом это старо, - отозвалась Клавдия Николаевна, - это я еще девочкой у Фламмариона читала.

- Да, может, Фламмарион у него и украл.

- Не стоило красть, - небрежно заметил Гвоздев.

- Впрочем, у Фламмариона не так, - припомнила Клавдия Николаевна, - у него женщины дают обет не любить мужчин, носящих оружие.

- А все равно, идея не без пикантности, - пошутил Виноградов.

- Вот я тебе дам пикантность, - погрозила ему Клавдия Николаевна.

- Он за идею потому, что для него она вполне безопасна,- шутил Сергей,- во-первых, женат, во-вторых, целый день по имению мечется, а в третьих, наверное ни в жизнь за оружие не возьмется. - Да, не возьмется, - а вчера целый день с ружьем во-

- Так то для мирных целей, - защищался Виноградов. - Если и охоту считать за ношение оружия, то мы все навеки рискуем остаться холостяками, - смеялся Борисов.

- И следовало бы, - кокетливо тряхнув головой, заявила Клавдия Николаевна, - убиваете бедных птичек.

- А оттого черствеете и теряете способность ценить своих нежных супруг, - дурашливо докончил Сергей. Опять все засмеялись.

- Да, да, - отстаивала Клавдия Николаевна, вы напрасно воображаете, что это пустяк... Помните, где-то сказано: не весте ни дня... или нет, не так,- засмеялась Клавдия Николаевна.

Не весте: души ли людей пойдут вверх, а души скотов вниз, - перевирая текст писания, припомнил Гвоздев. - Или...

- Совсем наоборот, - подсказал Сергей.

- Или души скотов пойдут вверх, а души людей... - продолжал Гвоздев, который почему-то думал, что писатель непременно должен знать священное писание. - Вверх тормашками, - закончил Сергей. - Шалопай, - ласково обозвал его Гвоздев. Мужчины весело шутили и смеялись, но Клавдия Николаевна вдруг стала серьезной: мысль о душе животных показалась ей слишком унизительной для того, как ей думалось, великого процесса, который совершался в ней самой. Хотя мысль эта была высказана вскользь, будто очевидная нелепица, но все-таки произвела на нее впечатление. Она видела беременных домашних животных, но ей и в голову не приходило сопоставление. Собственная беременность, вызывавшая такие заботы у окружающих ее людей, была в ее сознании чем-то неизмеримо важным, полным глубокого и сокровенного смысла, почти чудом. То, что в животных не вызывало в ней ничего кроме брезгливого хозяйственного внимания, в ней самой казалось ей единственным смыслом и целью всего живущего. И это различие, по ее понятиям, было так естественно, что вопрос - почему так, а не иначе? - никогда не приходил ей в голову. Он не приходил в голову и почти всем другим людям. И вот эта случайная мысль задела ее, почти как святотатство и личное оскорбление. Ей инстинктивно захотелось высказать что-нибудь уничтожающее эту мысль и возвышающее ее самое. Но она не могла найти ничего.

Разговор перешел на мелочи городской жизни. Потом все стали просить Сергея спеть, и он спел славным звучным баритоном, под аккомпанемент Виноградова:

О, поле, поле, кто тебя

Усеял мертвыми костями...

В передней сейчас же столпилась вся виноградовская прислуга с Пашкой кухаркиным во главе.

Сергей пел очень хорошо. Пел он и грустные и веселые песни, запел даже какую-то фабричную песню и, наконец, пустился плясать под неудержимый общий хохот.

Вечер до ужина прошел весело и непринужденно. Когда Сергей устал, заспорили о современной музыке и, хотя все они могли прожить без музыки всю жизнь, спорили очень горячо и серьезно. Клавдия Николаевна с интересом прислушивалась к их спору, но под конец утомилась, потеряла нить разговора и стала думать о том, о чем теперь постоянно думала: о своем ребенке. Ей казалось, что это будет непременно мальчик и непременно похожий, как две капли воды, на ее мужа. И она почувствовала прилив умиленной нежности к мужу и влажными глазами следила за ним, за его красивым лицом, оживленным от спора, и за всей его статной, сильной фигурой.

Мужчины много курили и много спорили. Ни им самим и никому от их спора ни пользы, ни счастья не было и быть не могло, - им было приятно высказывать умные и гуманные взгляды, чувствуя себя умными и гуманными людьми. Часов в одиннадцать Клавдия Николаевна, слегка утомленная, но довольная, тихо встала и прошла в кухню заказать ужин.

"Какие они славные", думала она, слыша за собой горячие, молодые мужские голоса.

IV

Ужин прошел так же весело, как и весь этот удачный вечер. Когда уже убрали тарелки и пустое блюдо, и было выпито несколько рюмок водки, мужчины закурили папиросы, придвинули к себе бутылки вина и положили локти на стол.

Клавдия Николаевна, привыкшая, что всегда, после хорошего ужина, у мужчин за вином начинаются бесконечные и горячие беседы, встала, улыбаясь, пожелала гостям покойной ночи и ушла спать.

Когда она уже разделась и легла на чистые, свежие простыни, укрывшись мягким теплым одеялом, пришел Виноградов. Она никогда не засыпала без его поцелуя, и теперь ей было приятно, что он и с гостями этого не забыл. Виноградов нежно поправил ей подушки и поцеловал в лоб. - Ну, рад, что есть с кем поболтать? - спросила Клавдия Николаевна, улыбаясь ему. - Хорошо, что они приехали, а то тебе со мной скучно.

- Они - славные, - задушевно ответил Виноградов, - а только мне и без них хорошо с моей деточкой.

Они улыбнулись друг другу, растроганные и любящие.

Когда муж ушел, Клавдия Николаевна чувствовала себя счастливой от сознания, что у нее такой хороший, нежный, любящий муж и что ее жизнь так легка, чиста и счастлива.

И Виноградов был счастлив сознанием, что у него такая красивая и добрая жена, что она его любит, а, следовательно, он достоин любви: хорош, красив, умен и полон прекрасными чувствами и мыслями.

Виноградов и его гости просидели за столом чуть ли не до света; курили и пили вино, что, в соединении с хорошим пищеварением, настраивало их на мечтательный лад. Хотя они говорили о самых разнообразных вещах, но суть их разговора сводилась к высказыванию хороших, добрых и честных мыслей о том далеком утопическом времени, в которое они не верили, когда все, и люди и порядок жизни, будут не такими, как теперь, а гораздо лучше, когда будет ясно для всех разграничено понятие о добре и о зле.

V

Рано утром работник Иван зарезал барана. Барашка этого выбрал сам Виноградов, наметив его в стаде именно потому, что он был здоровее, жирнее и жизнерадостнее других.

Так как Клавдия Николаевна боялась крови, то Виноградов строго-настрого приказал Ивану справиться пораньше. И Иван встал до света, мимоходом разбудил Пашку, а сам пошел на скотный двор.

Был резкий утренний холодок. Хотя была уже сильная весна, но лужицы за ночь затянуло тоненьким иглистым ледком, чуть похрустывавшим под тяжелыми сапожищами Ивана. Утро было туманное. Вблизи казалось ясно, а дальние строения и деревья тонули в мутной беловатой дымке, которая уже начала оседать и тихо колыхалась. Солнце еще не всходило, но небо посветлело и поголубело, и за туманом розовела полоса рассвета, над которой слабо блестели не золотые, как ночью, а серебряные, бледные звезды. Чуть-чуть попахивало будто от невидимого опахала, и казалось, вся земля легко и радостно дышит.

Все еще было голубым и прозрачным, но очертания ближних крыш, заборов и деревьев уже начали сереть. Над двором низко пролетели, тяжело, но бодро махая отсыревшими за ночь крыльями, две черные вороны. Около сараев, под стрехой, слабо чирикнул не совсем проснувшийся воробей.

С каждой минутой становилось все светлее и светлее и радостней. Звуков становилось все больше и больше. Далеко на деревне протяжно прокричал петух, то там, то сям ближе отозвались другие, и в курятнике, когда мимо него проходил Иван, завозился, захлопал крыльями и вдруг хрипло, но громко и бодро заорал старый петух; а потом долго не мог успокоиться и все возился, ворча и икая. Воробьи зачирикали уже в разных местах и все громче. А за двором, в степи, где садился утренний туман, слышались смутные голоса всякой вольной птицы.

Иван поднял жердяные ворота, которые протяжно заскрипели, и, тяжело ступая по мягкому навозу, вошел на скотный двор. Лошади и овцы в своем загоне уже проснулись толпились на дворе, выдавливая жижу из глубокого истоптанного навоза.

Когда вошел Иван, взрослые лошади повернули к нему свои умные, добрые морды и зашевелили ушами, а глупые жеребята, на тоненьких ножках, испуганно прижались к своим маткам, высоко подняв мягкие невинные мордочки и чутко выставив острые ушки. Овцы же, налезая друг на друга, столпились вокруг Ивана и вопросительно глядели на него глупыми круглыми глазами. То тут, то там раздавалось их дребезжащее блеяние. Иван, зевая и почесывая грудь, высмотрел намеченного барашка и вдруг сразу наскоком схватил его за заднюю ногу. Он его неожиданного движения овцы мигом шарахнулись в сторону, а жеребята так и заметались по загону, смешно подкидывая непомерно тоненькими и еще неуклюжими ножками. Большие лошади не пошевелились, покорно глядя на Ивана, и только одна старая седая кобыла переступила с ноги на ногу и вздохнула. Барашек, черный с маленькими рожками, испуганно дергал ногой и вырывался, но Иван перехватил его за рога, подталкивая коленями в зад, вывел за ворота и потащил его через двор в сарай. Барашек бежал довольно охотно, семеня крошечными копытцами и беззаботно помахивая хвостиком.

На крыльце дома стояла Акулина и, зевая, крестила рот.

- Чего копаешься, чорт! - крикнула она на Ивана. - Пашка, подь, подсоби...

Пашка, заспанный и взлохмаченный, сердито скрипнул дверью кухни и, поеживаясь от холода, вышел на крыльцо. В сарае было темно. Земля в нем была твердая, убитая и вонючая, потому что чаще чем раз в неделю Иван убивал здесь животных для господского и людского стола.

- Держи, - сказал Пашке Иван, доставая из старых яслей топор.

Пашка перехватил барашка за рога и, чтобы он не рвался, стал его гладить. Но барашек и не думал рваться; он чувствовал себя прекрасно, как всякое здоровое и не голодное животное, крутил хвостиком, тянулся мягкими, теплыми губами к Пашкиным рукам и даже попробовал пожевать подол пашкиной рубахи.

-Ты его промежь ног-то, - сказал Пашке Иван, Пашка послушался и оседлал барашка коленями. Тому это сначала не понравилось, но Пашка погладил его, и он успокоился и стоял неподвижно, широко расставив ножки.

Иван зашел сбоку, изловчился, коротко и страшно сильно размахнулся и изо всей силы ударил барашка обухом по голове. У барашка глаза почти выскочили из орбит; заливаясь кровью, он рванулся и упал сначала на колени, а потом на бок. Иван бросил топор, вынул нож и, загнув барашку голову стал резать ему горло, водя ножом взад и вперед. Тогда барашек судорожно забился и начал рваться. Пашка держал его изо всех сил за ноги, а Иван наступил коленом так, что ребра затрещали. Но все-таки им было трудно удержать бьющегося за свою жизнь барашка. Он поминутно вырывался, брыкаясь и дергаясь, с диким ужасом в прекрасных, еще живых глазах. Густая, теплая кровь лилась из перерезанного горла струей, и оттого Пашка и Иван в один миг перепачкались с ног до головы. Но это их нисколько не смущало.

Наконец барашек перестал биться, затих, и только его судорожно сведенные ножки дрожали мелкой-мелкой дрожью. Глаза его уже потускнели и остановились в неестественном, непонятном положении. Иван сейчас же стал снимать с него шкуру, а Пашка стоял возле и смотрел. Оба были заняты своими мыслями и вовсе не думали о том, что делали. Пашка, ковыряя в носу, соображал, как бы выпросить у матери пятак. А Иван думал о своих делах и время от времени ожесточенно ругался.

На дворе уже было совсем утро.

Мимо сарая, топоча ногами, с веселым, радостным блеянием прошло стадо. Воробьи неистово чирикали и тучами носились с гумна на сараи и обратно. Слышались громкие голоса, скрипели ворота.

Все звуки казались какими-то особенно звучными и сильными, а омытые росой и крыша, и земля, и деревья, даже люди и животные казались ясными, чистыми и радостными. Все блестело, сверкало, переливалось тысячами красок, двигалось, звучало и жило полной, могучей и прекрасной жизнью. Нигде не было ни одного темного пятна, даже тени казались удивительно легкими и прозрачными. Только у сарая, на железном крюке, вбитом в стену, висело что-то сине-багровое, сальное, безобразное и неподвижное, и с него тихо капала холодная мертвая кровь.

VI

Клавдия Николаевна встала около девяти часов, а в десять разбудила мужа и послала Пашку будить гостей.

Еще свежие от умыванья и оживленные ожиданием предстоящего удовольствия охоты, мужчины собрались в столовой. Предполагалось идти сейчас же после чая и побродить с ружьями до обеда. А после обеда гости должны были ехать на полустанок, чтобы поспеть к пассажирскому поезду.

- Напьемся чаю и - марш! - сказал Виноградов, блестя глазами.

Все они страстно любили охоту, а погода была так хороша благоприятна, что лучшего удовольствия для них нельзя было и придумать. А потому они торопились пить чай, обжигаясь кипятком и забывая о булках и варенье, которые тщетно подвигала к ним Клавдия Николаевна.

- Вы, точно мальчики, горите нетерпением, - ласково улыбаясь, говорила она. - И что вы такое находите в этой охоте?

- Ну, Клавдия Николаевна, вы этого не поймете. Чтобы понять всю прелесть охоты, надо самому быть охотником. Охота - это такая поэзия...

И с присущим ему мастерством описания Гвоздев стал описывать ощущения охотника, и это вышло у него так хорошо и увлекательно, что даже Клавдии Николаевне показалось, будто нет ничего приятнее и интереснее, как бродить с ружьем и собакой по полям.

- А жаль, право, что я не мужчина, - слабо улыбаясь, сказала она.

- Благодарю покорно, - шутливо воскликнул Виноградов.

Все засмеялись, а Клавдия Николаевна притворно нахмурилась, но не выдержала и тоже расхохоталась.

- Ну, так что же? - горячась, заговорил Сергей, - в Англии женщины уже давно охотятся наравне с мужчинами.

- Так то в Англии, не у нас; а попробовала бы я вздеть большие сапоги и взять ружье, - воображаю, сколько мне "комплиментов" пришлось бы наслушаться.

- Охота вам обращать внимание на мнения всяких дураков...

Борисов стал доказывать, что пора женщине сделаться самостоятельной и не зависеть от суждений общества. И по его словам, незаметно для него самого, выходило так, будто Клавдия Николаевна, по мере сил, будет способствовать прогрессу и женской эмансипации тем, что возьмет ружье и убьет несколько животных,

И все с ним согласились.

- Ну, братцы, живо! - скомандовал Виноградов, посмотрев на часы.

- А то до обеда и к месту не доедем.

Шумно отодвигая стулья, мужчины встали из-за стола.

Лошади уже были запряжены; об этом Виноградов позаботился еще с вечера, и Иван, который всегда ездил с барином на охоту, уже давно сидел бочком на длинной линейке, терпеливо поджидая господ. С веселым смехом и шутками охотники расселись, втащив за собой собак. Лошади были расхожие, лохматые и приземистые, но крепкие; они легко подхватили с места и бойкой, веселой рысью выкатили за ворота.

Клавдия Николаевна смотрела в окно, кланялась и улыбалась.

Когда линейка скрылась из виду, она медленно отошла от окна. В доме сразу стало и пусто и тихо. Клавдии Николаевне, как это часто бывает со слабыми беременными женщинами, вдруг стало грустно и захотелось плакать. Но сейчас же вспомнив, что это может быть вредно для ее ребенка, она сделала усилие и виновато улыбалась сама себе, удерживаясь от слез.

Никогда так ясно, как теперь, когда в доме было так пусто и тихо, она не чувствовала, что она - не одна, что в ней живет какое-то другое, неизвестное, бесконечно дорогое ей, но все-таки непонятное существо. Живет, растет и даже двигается по временам, мягко повертывается. От этого приятного и странного ощущения весь организм ее переполнился особым, бесконечно счастливым чувством восторженного страха.

И Клавдии Николаевне стало почти больно быть одной с этим великим сознанием своего счастья. Ей захотелось поделиться им с кем-нибудь. Такое желание приходило к ней уже не в первый раз, и всегда в таких случаях она шла на кухню Акулине.

Акулина, которая рожала чуть не каждый год, охотно говорила об этом с барыней, и в это время они обе уже чувствовали себя не барыней и прислугой, а двумя одинаково созданными женщинами.

Но теперь беседа не удалась. Акулина была сильно не в духе: серая, тощая кошка, которая жила на кухне, за ночь принесла котят и еще мокрых и грязных перетаскала к Акулине на кровать, на ее новое лоскутное одеяло.

Когда пришла барыня, кошка и котята были пристроены на полу за печкой, Акулина хмуро замывала одеяло в корыте, а Пашка, присев на корточки, любовался котятами.

Их было пятеро. Один черненький, два беленьких и два сереньких. Все они были слепые и маленькие; на голом полу им было твердо и неудобно. Хотя старая кошка и старалась устроить их возле себя, но они то и дело сползали на холодный пол и жалобно, едва слышно пищали. Больная кошка страдала от этого и беспокойно поглядывала на людей. Но ей никто не помогал.

Пашку очень интересовало, как котята ползают; он нарочно отодвигал их от матери и, радостно улыбаясь, следил, как они копошились, беспомощно тыкаясь мордочками в твердую печку и холодный пол.

- Ах, какие хорошенькие! - воскликнула Клавдия Николаевна, которая очень любила всех маленьких животных.

Она присела возле Пашки и с любопытством следила, как котята сосали мать.

Подошла и Акулина.

- Правда - хорошенькие? - оживленно подняла на нее глаза барыня.- В особенности вот этот черненький... Черненького непременно оставим.

- А я думала, барыня, всех покидать, - сказала недовольная Акулина.

- Нет, зачем... Черненького оставим. Смотри, какой он хорошенький. Да и Машке будет скучно совсем без котят.

Один котенок, не тот, которого хотели оставить, вдруг перевернулся на спину и жалобно пискнул.

- Ах, бедненький, - жалостно протянула Клавдия Николаевна, осторожно взяла его на руки, погладила и пристроила к грудям матери.

Так ты, Пашка, черненького оставь, - говорила Акулина, - а тех закинь сичас, а то Машка привыкнет... Сичас Пашка закинет, - зачем-то сообщила она барыне.

Клавдии Николаевне стало жаль котят; она отвернулась, пока Пашка похватал их одного за другим в подол рубахи и побежал из кухни. Клавдия Николаевна заперла за ним дверь и, жалея, не пустила старую кошку, которая, беспокойно и жалобно мяукая, побежала было за Пашкой.

Пашка утопил котят в канаве за скотным двором и долго смотрел, как всплывали пузыри из неглубокой грязной воды.

VII

День был яркий, солнечный. Было и тепло и свежо. На голубом небе стояли маленькие, белые, перистые облачка. Земля уже сильно зазеленела, и по обе стороны дороги, когда не чернела пахоть и не рыжела унавоженная земля, далеко была видна нежно-зеленая, радостная молодая трава. Воздух был чистый и густой, как мед.

- Эка благодать! - пришел в восторг Сергей, когда они миновали развалившиеся плетни деревни и выехали в поле.

- А мы сидим в своих каменных мешках и дышим, как кроты, всякой мерзостью.

- Завидна ваша участь, помещиков, - с искренней завистью сказал Гвоздев Виноградову.

- Ну, не всегда, - возразил Виноградов, очень довольный, что ему завидуют.

Когда Виноградов был один, он мало обращал внимание на природу, то есть на то, что принято называть этим именем: поля, леса, животных, траву, воду, небо и солнце. Он гораздо лучше замечал прелесть всего этого на картинах и в книжных описаниях, говорил, что обожает природу. В деревенской жизни обилие этой природы даже надоело ему и казалось нестерпимо однообразным. И это не потому, что он был сухой и прозаический человек, а просто он привык смотреть на природу, как на созданную исключительно для его утешения и употребления. Но теперь, когда Гвоздев, славившийся своим описаниями природы, позавидовал ему, в глазах Виноградов его жизнь среди природы сразу стала необыкновенно поэтичной, интересной и полной недоступным для других людей, с такой поэтической душой, как у него, проникновенным общением с природой.

- Хлопотно очень, - сказал он, хотя вовсе сейчас не думал об этом.

- Э, что - хлопотно, - возразил ему Борисов, это, ведь, не то, что наши бумажные хлопоты.

- Все в своем роде... - начал было Виноградов, самодовольно улыбаясь.

- Нет, брат, - перебил Борисов, - разве можно сравнить: у тебя все это в движении... Твои хлопоты - твоя жизнь, а мы убиваем ими свою... Мы, понимаешь, только тогда и живем, когда хоть на час освободимся от своих хлопот, а ты...

- Да я понимаю, что ты хочешь сказать, - перебил Виноградов.

- К вашим хлопотам мы как к отдыху переходим, - вставил Гвоздев.

- Ты вон дышишь полной грудью, а мы дышать-то так разучились, - закончил Борисов, но вовсе не с грустью, какую можно было ожидать от его слов, а с каким-то веселым удовольствием.

Все умолкли и с наслаждением дышали густым вкусным воздухом, шире обычного открывая рты, и почти влюбленными глазами глядели в зеленеющий простор. Лошади бежали мелкой, быстрой рысцой, бодро потряхивая гривами, и Иван только для виду передергивал вожжами.

Сзади, по свежей земле, быстро и ровно стлались следы колес, так что было приятно смотреть, и пестро рябились мелкие лужицы, точно кусочки битого голубого и розового стекла.

- Вот мы смеемся над толстовцами, - опять начал Борисов, мечтательно щуря глаза, - а как посмотришь вокруг, так не то, что "в толстовцы", а и в пустынники потянет...

- Ну, и иди, - улыбаясь, сказал Сергей.

- Да, иди...

- А почему - нет? - тоже улыбаясь спросил Виноградов.

- Да потому, что я - природе чужой. Нас с детства так воспитывают, что мы смотрим на природу как на место прогулок и воспитательных экскурсий. Покажут три травинки и один камешек, расскажут из какого они рода, класса, вида, разновидности, видоизмененности и прочую дребедень... И мы выносим такое представление, что... "хороша Маша, да не наша", Бог с ней совсем... Ну, потом господа писатели,- Борис подмигнул в сторону Гвоздева, - рассказывают нам о природе увлекательные сказки...

- Ну?

- Ну, мы и начинаем любить природу смесью любви к литературе и страха к трудной естественной истории... Да и вообще, слишком мы отошли от жизни природы и можем только платонически обожать ее... Я здесь шагу ступить не сумею... Меня тут всякая букашка заест.

Иван оглянулся на господ и, усмехаясь, передернул плечами.

"Ишь, ты, выдумают", подумал он.

Виноградов посмотрел на Борисова и невольно засмеялся: очень щуплым, маленьким и беспомощным показался ему Борисов.

- Смейся, смейся, здоровяк, - беззлобно закивал ему Борисов.

- Тебе-то хорошо, если ты быка за рога свалить можешь; при случае и пахать, и косить, и все такое можешь, а я что...

- Мозгляк... - неожиданно подсказал Сергей. Все засмеялись.

- Конечно, мозгляк... - согласился Борисов. - А природа мозгляков не терпит. Ей силу подавай. Ты посмотри: тут, ей Богу, всякий кулик сильнее меня. Все сильное и здоровое, слабого ничего. А если и есть что слабое, то как быстро исчезающая аномалия. Я, городской, культурный, интеллигентный, и прочая, и прочая, человек - самое слабое существо здесь, а потому и...

- Дрянь одна! - опять подсказал Сергей.

Гвоздев, слегка прислушиваясь к разговору, задумался, и у него уже мелькала смутная идея рассказа на тему розни между культурным человеком и природой. И, под бодрящим впечатлением простора, воздуха и света, эта избитая тема не казалась ему избитой, а, напротив, особенно оригинальной, свежей и глубокой.

Виноградов, изо всех сил забирая воздух в свои могучие легкие, чувствовал себя здоровым и сильным от слов Борисова и глядел вокруг не как чуждое ничтожество, а как свой природе и даже как будто царь ее.

Сергей просто наслаждался, смотрел на молодую траву, не думая о ней, и представлял себе упругую высокую грудь Аннушки, которая приходила к нему ночью. Он соображал, как бы устроить ее в городе, и чувствовал, что жить вообще хорошо.

Скоро показались кочки, прошлогодние камыши, и между ними заблестела вода. Потянуло свежестью и запахом воды и мокрой травы. Иван, передернув вожжами, свернул с наезженной дороги, и колеса, приминая мягкую траву, неслышно покатили к болоту.

И сразу стало ясно слышен неумолчный гомон, повисший в воздухе.

VIII

Болото было большое, кочковатое, с мелким и чистым озерцом посредине.

С одной стороны болота расстилались бесконечные, сплошь густо зеленые луга, а по другую - синела еще почти безлистная роща, и чуть-чуть виднелись отсюда тоненькие, как ниточки, стволы белых березок. Все болото покрывали пухлые круглые кочки, между которыми всюду весело блестела вода и желтели камыши. Небо над болотом как будто бы еще чище и голубее, а воздух прозрачнее. Все было видно отчетливо и ярко, и последняя тростинка желтела на солнце, как золотая палочка.

И казалось, все болото было живое: за каждой кочкой была жизнь и шевелилось живое существо. Утки крякали спокойно и рассудительно, и их мерное кряканье отчетливо было слышно на берегу. То тут, то там какой-нибудь красавец селезень неожиданно срывался на воздух, с криком проносился над водой и, описав широкий полукруг, садился, шумно бороздя голубую воду, которая долго не могла успокоиться и вся рябилась, точно улыбаясь отражавшемуся в ней небу. Длинноногие кулички, с востренькими носиками, вытянув тоненькие комариные ножки, один за другим перепархивали с кочки на кочку и с радостным писком уносились все дальше и дальше к синеющей роще. Далеко подымались две-три гусыни и, тяжело махая крыльями, перегоняя друг друга, подымались невысоко над болотом и вдруг грузно шлепались на чистое местечко, блестевшее между камышами. Там, где болото было чище и начиналось озерцо, были десятки нырков, как черные точки, быстро кружившихся по воде. Ближе, по мелкому месту, чинно стояли на одной ноге цапли и, втянув головы в плечи, важно поводили длинными носами, точно любуясь природой. Белые чайки, как всегда, кружились повсюду, припадая белой грудью к воде, и опять взмывали кверху, махая длинными гибкими крыльями и зорко выглядывая по сторонам. Далеко вереницей пролетели гуси и опустились где-то за рощей, утонувшей в волнах голубого воздуха и света.

И все гомонило, кричало, пищало. И все эти могучие звуки прекрасной вольной жизни сливались в один торжествующий гул, покрывающий все озеро.

Иван подъехал к самой воде и, завернув лошадей, сказал тоненьким голоском:

- Тпррр...

- Приехали, - закричал Виноградов и первый соскочил наземь.

Трава мягко подалась под его ногами.

- Топко? - спросил Борисов, вылезая.

- Ничего, - возразил Виноградов, притопывая сапогами, под которыми хлюпала вода.

Собаки, нервно вертелись по берегу, бегая к воде и обратно к людям, вертя хвостами и тихонько повизгивая.

- Отсюда и двинемся, - сказал, весь дрожа от нетерпения, Виноградов.

- Вместе или разойдемся?

- Разойдемся, - сказал Борисов, который любил охотиться в одиночку.

- Ну, ладно: вы туда, а мы сюда, - притворно равнодушно говорил Виноградов, приберегая лучшее место для себя. - Возле той рощи и встретимся, а лошади прямо туда и поедут.

Гвоздев уже зашагал по болоту, посвистывая своего Аякса. Борисов потянул за ним, но ближе к берегу. Сергей, вкладывая патроны в свою новенькую централку, нетерпеливо ждал Виноградова, отдававшего приказания Ивану, куда ему ехать и где ждать.

- Слушаю-с, хорошо-с, - весело отвечал Иван на все приказания барина и тихо, шагом тронул лошадей вдоль берега.

- Ну, идем, - сказал Виноградов.

И они пошли, глубоко увязая в мокрых кочках и зорко следя за белым Марксом, потянувшим впереди.

Вдруг что-то щелкнуло и дробью прокатилось над озером в дальней роще.

Виноградов и Сергей оглянулись.

Над зеленью болота легко расплывался голубоватый дымок, и отчетливо виднелись, точно нарисованные фигурки Гвоздева и Борисова. Желтый Аякс, как клочок рыжей шерсти, скачками несся куда-то по кочкам.

- Ишь, как красиво, - с восторгом заметил Сергей.

Но в этой время Маркс сделал стойку и весь вытянулся в струну, поджав переднюю ногу и далеко вытянув оскаленную морду. Глаз его не было видно, но по белой коже натянутых, точно вросших в траву, ног отчетливо пробегала дрожь. И как будто такой же точно, неприятной и приятной в одно и то же время, дрожью вздрогнули оба охотника и замерли, судорожно сжав ружья.

- Пиль! - отрывисто шепнул Сергей, точно укусил воздух.

Маркс рванулся...

Что-то трепыхнулось, плеснуло, крякнуло, и две утки и один селезень с испуганным криком вырвались из-за кочек. Совершенно машинально, еще не отдавая себе отчета, и Сергей и Виноградов вскинули ружья и ударили. Сразу все вздрогнуло вокруг. Грохот выстрелов оглушил их самих, и дым затянул воздух. Раскатистое эхо гулом пошло по озеру, заглушая птичий гомон. Утка и сизый селезень, беспомощно кувыркаясь в воздухе, камнями шлепнулись в кочки, роняя пух и перья. А другая утка с диким ужасом понеслась через головы охотников по направлению к Гвоздеву. И тотчас же послышался с той стороны гулкий выстрел, и видно было, как кувыркалась убитая утка.

- Маркс, пиль, аппорт! - сбиваясь от оживления, кричал Сергей.

Маркс с горящими глазами и окровавленной мордой уже тащил к ним селезня, мертвая головка которого беспомощно болталась у него между зубами.

Утка была еще жива, и Маркс насилу поймал ее. Махая одним крылом и широко разинув от ужаса рот, она бросалась из стороны в сторону, пока Маркс не попал ногой на повисшее, разбитое выстрелом, крыло. Утка еще хотела защищаться и глупо, бесполезно шипела на собаку. Но разгоряченный пес схватил ее прямо за голову и потащил, наступая лапами крылья.

Вся грудь его была испачкана кровью, и, когда охотники пошли дальше, на измятой, истоптанной траве и в мутных взбаламученных лужицах виднелись пятна этой красной крови, валялись разорванные, расщипанные перья и мягкий серый пух еще долго тихо кружился в воздухе.

Выстрелы следовали за выстрелами и дробно разносились по обе стороны болота. Измазанные кровью собаки опрометью носились по кочкам. И чем дальше подвигались охотники, тем больше оставалось на зеленой молодой траве пятен крови.

После каждого выстрела птичий гомон мгновенно утихал, но потом впереди опять слышались живые, радостные голоса. Позади же охотников, на пройденном ими пространстве, надолго воцарялась мертвая тишина и пустота.

Охота была удачная, и выстрелы не прекращались. Кувыркались подбитые утки; кулики и бекасы легко, точно прихлопнутые хлопушкой комары, валились в воду, беспомощно шевеля длинными ножками. Сизый дым длинными полосами тянулся по озерцу и тихо, печально таял, умирал в чистом воздухе. Встревоженные цапли, махая широкими крыльями, снимались с места и без оглядки пугливо уносились подальше, вглубь болота.

Охотники совсем не говорили друг с другом. Их лица горели, глаза блестели, шапки съехали на затылок. Убитая дичь их уже не занимала, они торопливо, как попало, совали ее в ягдташи и опять устремляли воспаленные, широко раскрытые глаза на собаку, которая окровавленной и слюнявой мордой тянула впереди.

С одной большой, старой уткой, только чуть пристреленной, желтый Аякс Гвоздева никак не мог справиться. Он хватал ее и за крылья, и за хвост, но она все вырывалась, оставляя у него в зубах клочья пуху и капли крови, и все кричала хрипло и отчаянно. Наконец ее схватил сам Гвоздев. Но она была еще жива и все рвалась с неистовым криком.

Жажда жить в ней была так очевидна, что Гвоздев чуть ее не бросил, но, пересилив себя, взял ее за крылья и быстро и сильно ударил ее головкой о приклад. Из клюва брызнули капли крови, и утка так мгновенно замолчала, что Гвоздеву даже странно и неприятно показалось, будто и все вокруг замолчало.

"Вот скверная сторона охоты...", - подумал он.

Но Аякс уже опять сделал стойку, и Гвоздев, выпростав ружье, сейчас же забыл об утке, свернутая головка которой, с полным густой кровью клювом, торчала из ягдташа.

Обойдя все большое болото, охотники стали медленно сходиться по опушке рощи.

Болото осталось позади. Дым еще до сих пор полосами тянулся над ним, цепляясь за сухие камыши. По-прежнему был слышен гомон птицы, но уже не такой, как прежде: в нем уже слышались тоскливые нотки беспокойства и короткие па-узы, точно в шум жизни местами вкралось мертвое молчание смерти.

Борисов, огибая топкое место, взял в сторону и пошел прямо по молодой заросли, которою начиналась роща. Он все время шел дальше всех от болота и убил меньше. Хотя и он был страстным охотником, но собственно удача его не интересовала. Он даже не любил стрелять слишком часто: ему нравилось не проявление своей ловкости, а то особое, как ему казалось, поэтическое настроение, которое овладевало им всегда, когда он оставался с ружьем, один, в поле или лесу. Он искренно воображал, что, отправляясь с ружьем истреблять живую жизнь природы, он больше, чем когда-либо, сливается с нею. Эта мысль так владела им, что он и вправду старался настраивать себя на тихие, мечтательные чувства.

Но напрасно: природа не радовала его, а наводила на него тихую, непонятную грусть. И это чувство особенно сильно охватывало его, когда он вошел в рощу.

Кругом стояли тоненькие, бледные березки, с повисшими тоненькими веточками. Красноватые прутья кустов молчаливо тянулись кверху. На земле еще лежал мягкий темный покров прошлогодних листьев, заглушавший шаги и треск сухих веточек; какие-то молчаливые зеленоватые птички беззвучно порхали с дерева на дерево, беззвучно трепеща крылышками. И все кругом было тихо.

Борисов не понимал, что эта тишина вовсе не была тишиной умирания. В этой кажущейся неподвижности шла могучая скрытая работа: корни изо всех сил тянули из земли влагу" и на их веточках надувались и лопались пухлые клейкие листья, молодая острая травка прокалывала насквозь сухие листья и тянулась кверху; опущенные веточки были полны силы, гибкости и жизни. Кое-где у корней выглядывали задумчиво торжественные глазки первых цветов. Беззвучные птички порхали к своим гнездам, устраивая их для новой жизни. Жизнь пробивалась везде, тихая, незаметная, но могучая.

Но все это было скрыто от понимания Борисова и казалось ему грустным и безжизненным. Тишина не успокаивала, а тяготила. Незаметно для него самого Борисов почти обрадовался, когда гулкий деревянный стук разрушил эту тишину.

Тук, тук, тук... - бойко разносилось по роще.

Шагах в тридцати от Борисова по стволу старой березы проворно бегал старый дятел, деятельно и поспешно постукивая носом.

"Экий франт, - улыбаясь подумал Борисов, - хорошее чучело выйдет".

Он тихо, осторожно приложился и спустил курок.

Сразу вся роща загудела. Ближайшие веточки вздрогнули и задрожали. Птички словно куда-то исчезли, и от дыма все потемнело. Несколько веток, сбитых выстрелом, тихо кружась, упали за землю. Дятла нигде не было видно, и Борисов долго искал его. Он совсем уже хотел уходить, когда вдруг увидел его у корней березы, в ямке, полной сухих листьев. Дятел лежал на спине, смирно поджав скрюченные лапки и сложив крылья. Борисов поднял его. Черные, как две ягодки черники, глазки дятла были раскрыты, но неподвижны. Под крылом у него была кровь, и клюва не было, а вместо него торчал безобразный короткий обломок, полный крови. Он не годился на чучело.

- А черт!.. - с досады выругался Борисов, бросая дятла в кучу листьев.

Комочек пестрых перьев остался лежать на земле, а Борисов пошел дальше.

Впереди замелькали просветы и послышались громкие голоса, смех, фырканье лошадей и тоненький голос Ивана, говорившего:

- Тпррру...

- Борисов, ау! - кричал Гвоздев, и его резкий голос победно звучал в тихой роще.

- Иду, - ответил Борисов.

- Скорее иди, - опять крикнул Гвоздев.

Э-э... и-и... - повторило эхо.

Охотники уже сидели на линейке, и застоявшиеся лошади нетерпеливо встряхивали головами.

- Чего ты там застрял? - спрашивал Виноградов.

- Дятла хотел убить, - ответил Борисов, усаживаясь. Иван шевельнул вожжами, и лошади опять так же бойко и охотно подхватили дробной рысью. Быстро миновав рощу, выкатили на луга. Назад ехали уже другой дорогой, оставив болото в стороне, и по бокам опять потянулись то черные, то рыжие, то зеленые поля. Дорога была неровная, и колеса дробно и часто постукивали, встряхивая линейку. Куча убитой птицы, сваленная в задке линейки, подпрыгивала и шевелилась. Торчащие из массы взбитых окровавленных перьев скрюченные окоченелые лапки и болтающиеся мертвые головки с омертвевшими глазами, придавали ей странный и печальный вид.

Все были веселы и довольны. До самого дома они не переставая говорили и смеялись, вспоминая, как была убита та или другая птица.

Высоко над землею летели журавли, широко и плавно размахивая крыльями.

- Смотрите, журавли, - сказал Борисов.

- А ну, постой-ка, Иван, - сказал Сергей. Иван остановил лошадей.

Сергей с ружьем в руках слез на землю.

- Ты что? - спросил Борисов.

- Хочу попробовать, долетит ли, - ответил Сергей и вскинул ружье.

Грянул выстрел, показавшийся в этой бесконечной степи удивительно негромким и незаметным.

Прошла минута. Журавли все так же плыли в недосягаемой высоте, мерно и широко взмахивая крыльями. Только один, самый задний, чуть-чуть повернул голову вниз и опять устремил глаза вперед, будто молчаливым презрением ответил на эту бессмысленную попытку лишить его жизни.

- Не долетело, - сказал Сергей и полез на свое место.

- Очень высоко, - отозвался Виноградов.

Лошади тронули, и колеса опять застучали по неровной дороге. Болото осталось где-то далеко позади.

- Неужели же вы сегодня и поедете? - спросил Виноградов.

- Что делать, брат, нужно... люди мы подневольные,- не то шутя, не то серьезно ответил Борисов.

И разговор перешел на те дела, к которым предстояло возвратиться гостям.

1903 г.

Арцыбашев М. П. Собрание сочинений. Т. 1: Рассказы.
СПб., 1905 (Изд. С. Скирмунта). С. 199-243

Николас Лукер. «Кошмарный сон одного вегетарианца: рассказ Арцыбашева «Кровь»

Статья «Кошмарный сон одного вегетарианца: рассказ Арцыбашева «Кровь». Николас Лукер

Читайте также:

Материалы проекта "Виты" "Россия вегетарианская" - по восстановлению истории дореволюционного русского вегетарианства

Библиотека



Наверх


ВАЖНО!

Гамбургер без прикрас
Фильм поможет вам сделать первый шаг для спасения животных, людей и планеты

Вегмарт <br> на Тверской<br>3-4 января
Вегмарт на Тверской
3-4 января

Концерт <br>за права животных<br> у Кремля «ЭМПАТИЯ»<br> ко Дню вегана
Концерт у Кремля
за права животных

ВПЕРВЫЕ <br>Веганская соцреклама<br> «Животные – не еда!»<br> ко Дню Вегана
ВПЕРВЫЕ
Веганская соцреклама
«Животные – не еда!»
ко Дню Вегана
1.5 млн подписей переданы президенту
1.5 млн подписей
за закон
переданы президенту

Джон Фавро и диснеевская<br>«Книга джунглей»<br> спасают животных<br>
Кино без жестокости к животным

ВНИМАНИЕ! В России<br> легализуют <br> притравочные станции!
ВНИМАНИЕ
В России легализуют
притравочные станции!

Цирк: иллюзия любви. Фильм

Ирина Новожилова: «Сказка про белого бычка или Как власти в очередной раз закон в защиту животных принимали»<br>

«Сказка про
белого бычка»
ЖЕСТОКОСТЬ И БЕЗЗАКОНИЕ
ХОТЯТ УЗАКОНИТЬ
В РОССИИ:
Требуем внести запрет притравочных станций в Федеральный Закон о защите животных<br>
ПРИТРАВКА
Восстанови Правосудие в России
Истязания животных
в цирках

За кулисами цирка - 1
За кулисами цирка
За кулисами цирка - 2
За кулисами цирка 2

Грязная война против Российского Движения за права животных
Океанариум
Дельфинарий
Контактный зоопарк: незаконно, жестоко, опасно
"Контактный зоопарк"
ЭКСТРЕННО! Требуем принять Закон о запрете тестирования косметики на животных в России
Петиция за запрет
тестов на животных

Причины эскалации жестокости в России
Причины эскалации жестокости в России

Жестокость - признак деградации
Жестокость - признак деградации

«Что-то сильно<br> не так в нашем<br> королевстве»<br>
«Что-то сильно
не так в нашем
королевстве»

Веганская кухня
Веганская кухня

Первый Вегетарианский телеканал России - 25 июля выход в эфир<br>
Первый Вегетарианский телеканал России
25 июля выход в эфир

Биоэтика
Биоэтика

Здоровье нации
Здоровье нации. ВИДЕО

Спаси животных - закрой цирк!<br> Цирк: пытки и убийства животных
15 апреля
Международная акция
За цирк без животных!

Ранняя история Движения против цирков с животными в России. 1994-2006
Лучший аргумент
против лжи циркачей?
Факты! ВИДЕО

Российские звёзды против цирка с животными (короткий вариант) ВИДЕО
Звёзды против цирка
с животными - ВИДЕО

За запрет жестокого цирка
Спаси животных
закрой жестокий цирк

Контактный зоопарк: незаконно, жестоко, опасно
Контактный зоопарк: незаконно, жестоко,
опасно

День без мяса
День без мяса

Автореклама Цирк без животных!
Спаси животных
- закрой цирк!

Бразильский Карнавал: жестокость к животным ради веселья людей
Бразильский Карнавал:
жестокость к животным

Поставщики Гермеса и Прада разоблачены: Страусят убивают ради «роскошных» сумок
Поставщики Гермеса и
Прада разоблачены

Авторекламой по мехам! ВИДЕО
Авторекламой по мехам

Здоровое питание для жизни – для женщин
Здоровое питание
для жизни –
для женщин

Освободите Нарнию!
Свободу Нарнии!

Веганы: ради жизни и будущего планеты. Веганское движение в России
Веганы: ради жизни
и будущего планеты.
Веганское движение
в России

Косатки на ВДНХ
Россия - 2?
В
Цирк: новогодние пытки
Марш против скотобоен
Марш против скотобоен
ПЕТИЦИЯ
Чёрный плавник
на русском языке
Россия за запрет притравки
Яшка
Российские звёзды против цирка с животными
Впервые в России! Праздник этичной моды «Животные – не одежда!» в Коломенском
Животные – не одежда!
ВИТА: история борьбы. Веганская революция
экстренного расследования
Россия, где Твоё правосудие?
Хватит цирка!
ПЕТИЦИЯ о наказании убийц белой медведицы
Россия, где правосудие?
Впервые в России! Праздник этичной моды «Животные – не одежда!» в Коломенском
4 дня из жизни морского котика
Белый кит. Белуха. Полярный дельфин
Анна Ковальчук - вегетарианка
Анна Ковальчук - вегетарианка
Ирина Новожилова:
25 лет на вегетарианстве
История зелёного движения России с участием Елены Камбуровой
История зелёного
движения России
с участием
Елены Камбуровой
 Спаси дельфина, пока он живой!
Спаси дельфина, пока он живой!
Вечное заключение
Вечное заключение
Журнал Elle в августе: о веганстве
Elle о веганстве
Россия за Международный запрет цирка
Россия за Международный запрет цирка
Выигранное
Преступники - на свободе, спасатели - под судом
Океанариум подлежит закрытию
Закрытие океанариума
Закрыть в России переездные дельфинарии!
Дельфинарий
Спаси дельфина,
пока он живой!
Ответный выстрел
Ответный выстрел
Голубь Пеля отпраздновал своё 10-летие в составе «Виты»
Голубь Пеля: 10 лет в составе «Виты»
Проводы цирка в России 2015
Проводы цирка
Россия-2015
Цирк в Анапе таскал медвежонка на капоте
Цирк в Анапе таскал медвежонка на капоте
Девушка и амбалы
Девушка и амбалы
Hugo Boss отказывается от меха
Hugo Boss против меха
Защити жизнь - будь веганом!
Защити жизнь -
будь веганом!
Земляне
Земляне
Деятельность «шариковых» - угроза государству
Деятельность «шариковых»
- угроза государству
Почему стильные женщины России не носят мех
Победа! Узник цирка освобождён!
Океанариум - тюрьма косаток
Защитники животных наградили Олега Меньшикова Дипломом имени Эллочки-людоедки
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ:
Меньшиков кормил богему мясом животных из Красной книги - Экспресс газета
Rambler's Top100   Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Copyright © 2003-2017 НП Центр защиты прав животных «ВИТА»
E-MAILВэб-мастер