«ВИТА» центр защиты прав животных
Главная страница / Home    Карта сайта / Map    Контакты / Contacts


RUS        ENG
РАЗВЛЕЧЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ВЕГЕТАРИАНСТВО МЕХ СОБАКИ и КОШКИ ГУМАННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Видео Фото Книги Листовки Закон НОВОСТИ О нас Как помочь? Вестник СМИ Ссылки ФОРУМ Контакты

МЕХ
Настоящая цена меха
Производство меха и кожи
Капканы
Зверофермы
Жертвы моды
Каракуль
Бельки. Тюлени
Мех кошек и собак
Мех и экология
Звезды против мехов
Дизайн против мехов
Кожа
Шерсть
Перо
Шёлк
Закон
Этичные материалы
Где купить одежду и обувь?
Гран-при Эллочки-Людоедки
Листовки
Видео


О нас
Наши принципы
Как нам помочь?
Вкусное предложение: Веганская кухня
Условия использования информации
Волонтерский отдел
Часто задаваемые вопросы
Вестник Виты
Цитаты
Календарь
Как подать заявление в полицию
Форум
Контакты



ПОИСК НА САЙТЕ:

БИОЭТИКА - почтой


ПОДПИСКА НА НОВОСТИ "ВИТЫ" | RSS
Имя:
E-mail:
yandex-money
№ нашего кошелька: 41001212449697
webmoney
№ нашего кошелька: 263761031012

youtube   youtube   vkontakte   facebook Instagram
     



Дизайн против мехов

ИТОГИ: 2011, 2010, 2009, 2008, 2007, 2006, 2005, 2004


Остановите 
          бойню детёнышей!
Россия - первая в мире страна, полностью
запретившая бойню
детёнышей тюленя!


Листовки:

Формат A5, doc. 280 Kb
Формат A5, doc. 280 Kb
Остановите бойню детёнышей!
Остановите бойню детёнышей!  Формат 15/21см, doc. 180Kb

Формат 15/21см, doc. 180Kb
Формат 15/10см, doc. 60Kb
Формат 15/10см, doc. 60Kb
Формат 30/10см, doc. 65 Kb
Формат 30/10см, doc. 65Kb
Формат gif. 140 Kb
Формат gif. 140Kb

Формат gif. 160 Kb
Формат gif. 160Kb
Формат gif. 100 Kb
Формат gif. 100Kb
Формат doc. 400Kb

Воздействие на экологию: животный мех vs искусственный

Аналитический обзор исследований воздействия на окружающую среду производства животного и искусственного меха

Аналитический обзор исследований воздействия на окружающую среду производства животного и искусственного меха

Аналитический обзор исследований воздействия на окружающую среду производства животного и искусственного меха

      Одним из ключевых пунктов разногласий между сторонниками меха животных и искусственного меха является масштаб экологического воздействия данных материалов на окружающую среду. Частыми аргументами в пользу использования меха животных является натуральность данного материала, в противоположность получаемому из нефти («petroleum-based») искусственному меху. Сторонники искусственного меха приводят контраргументы, что для выращивания пушных животных требуется большое количество ресурсов, а в процессе выделки меха животных используются разнообразные токсичные вещества, такие как соли хрома и других тяжелых металлов, формальдегид и проч.. Очевидно, что для разрешения данного спора требуется количественный научный анализ, который бы максимально полно охватывал все аспекты влияния как животного, так и искусственного меха на окружающую среду. Основой для такого анализа служит метод, называемый «оценка жизненного цикла» (Life Cycle Assessment, или LCA) продукции. Это метод оценки воздействия на окружающую среду продукции на всех этапах его жизненного цикла, начиная от добычи сырья, переходя в производство, применение, ремонт и обслуживание, транспортировку на всех этапах, а также захоронение или переработку отходов. Также он образно называется «от колыбели до могилы» (“cradle to grave”), т.к. фактически описывает экологическое воздействие определенного продукта на всех этапах его существования. Проанализированные в данном документе исследования используют именно эту методику. Данный документ нацелен на сравнение ряда исследований на данную тему и состоит из четырех основных частей:

      1. Исследования компании  CE Delft 2011 и 2013 годов
      2. Анализ критического отзыва представителей индустрии животного меха на исследования компании CE Delft
      3. Исследование компании DSS Management Consultants Inc. 2012
      4. Заключение: почему мех животных принципиально более вреден для среды, чем другие материалы

Часть 1. Исследования компании  CE Delft 2011 и 2013 годов

    1. Общая характеристика и входные данные моделей

CE Delft – это независимая исследовательская и консалтинговая компания из Нидерландов, которая в 2011 и 2013 годах провела исследования LCA изделий из животного и искусственного меха. Заказчиками данных исследований выступили несколько европейских зоозащитных организаций, а именно датская Bont voor Dieren, бельгийская GAIA (Global Action in the Interest of Animals) и итальянская Italian Lega Antivivisezione (LAV) (CE Delft 2011, стр. 5). В рамках данных исследований сравнивалось экологическое влияние животного и искусственного меха. В исследовании 2011 года сравнивались шуба (coat) из меха норки (это наиболее распространенный вид животного меха) и искусственная шуба из акриловых волокон с 3 видами подкладки – из хлопчатобумажной ткани (cotton), из полиэстера (PET) и из овечьей шерсти (wool). В исследовании 2013 года сравнивалось производство не только шуб, но и отделки (trim) из животного и искусственного меха.

Следует отметить, что исследование 2011 года было не вполне полным, т.к. рассматривало продукцию только до момента продажи (подход “cradle to gate”), а не до момента утилизации; напротив, исследование 2013 года рассматривало экологическое влияние всех аспектов производства, использования и утилизации, таким образом, использовало подход “cradle to grave”. При этом начальные этапы производства животного меха – от производства пищи для норок и до обработки меха – совпадали между исследованиями 2011 и 2013 года, поэтому в работе CE Delft 2013 года были использованы данные из исследования CE Delft 2011 года. В общей сложности жизненный цикл изделий из животного меха выглядел следующим образом (CE Delft 2013, Табл. 1, стр. 18).

Как можно видеть, данная модель рассматривала процесс выращивания животных в Нидерландах, с последующим транспортом в Норвегию на меховые аукционы, затем – в Грецию для изготовления меховых изделий, и наконец – обратно в Нидерланды для продажи, использования и утилизации.
Жизненный цикл изделий из искусственного меха выглядел следующим образом (CE Delft 2013, Табл. 2, стр. 19).

Как можно видеть, модель рассматривала Китай как страну-производителя, с последующим транспортом изделий в Нидерланды для продажи, использования и утилизации:

Для моделирования жизненного цикла изделий использовалось программное обеспечение SimaPro, а количественные данные об экологическом эффекте различных материалов, технологических процессов, процессов обработки отходов и т.д. исследователи брали из базы данных Ecoinvent, а также ряда других источников (CE Delft 2013, стр. 19). Для получения итоговой оценки экологического эффекта изделий использовались 2 подхода:

- ReCiPe midpoint assessment – расчет экологического эффекта изделий по 18 экологическим показателям, таким как истощение озонового слоя, токсичность для человека, исчерпание минеральных ресурсов и проч. (см. CE Delft 2013, стр. 43-44 для полного списка)

- ReCiPe single score assessment – в данном подходе посчитанные ранее экологические эффекты по 18 показателям объединялись в один суммарный показатель, который и выражал итоговый объем негативного воздействия на окружающую среду изделия из животного и искусственного меха.
Оба документа (2011 и 2013 года) отличает обширное и очень подробное описание методологии исследования (стр. 21-44 CE Delft 2011, стр. 17-26 CE Delft 2013), соответственно, в настоящем документ будут отражены лишь некоторые ключевые моменты.

Кормление норок

Кормление норок – это основной фактор экологического влияния производства животного меха, поэтому данный вопрос лучше рассмотреть подробно. Корм для норок включает в себя отходы рыболовства и птицеводства, размолотое зерно пшеницы, минералы и витамины. Данные компоненты измельчаются, из них формуют плиты и хранят в замороженном виде в холодильных камерах, по мере необходимости транспортируя на ферму. В исследовании 2011 года был принят следующий состав корма, обычно используемый в Нидерландах (CE Delft 2011, стр. 33): 28% рыбных отходов, 64% куриных отходов, 8% зерна пшеницы. Т.к. состав корма может быть другим, то в исследовании 2013 года был также включен для сравнения альтернативный состав корма – 92% рыбных отходов и 8% зерна (CE Delft 2013, стр. 20, Табл. 3).

Естественно, что производство всех 3 основных компонентов рациона (рыбные отходы, куриные отходы, размолотое зерно) оказывает определенное отрицательное воздействие на окружающую среду. Однако рыбные и куриные отходы являются лишь побочной продукцией от производства мяса рыбы и курицы, и поэтому для них рассчитываются так называемые allocation factors (AF), или доля экологического воздействия отходов от общего экологического воздействия продукта (CE Delft 2011, стр. 34). Очевидно, что основная часть экологического воздействия придется на долю основного продукта – мяса рыбы или птицы, а на долю отходов придется лишь малая часть. Доля экологического воздействия отходов производства курицы варьирует от 5.3% до 5.9% от производства курицы, и в рамках модели был принят нижний уровень – 5.3%, т.е. отражен наименьший отрицательный эффект на окружающую среду данного сырья для корма норок (CE Delft 2011, стр. 35). Для рыбы данная доля может очень сильно варьировать, составляя 0.83% (наименьший экологический эффект) для отходов производства камбалы и 14% (наибольший экологический эффект) для отходов производства лососевых рыб; в рамках модели для рыбы был использован наименьший уровень – 0.83% (CE Delft 2011, стр. 35), т.е., как и для отходов курицы, в исследовании оценивался наименьший возможный отрицательный экологический эффект отходов рыбы в кормах для норки. Таким образом, второй вариант кормления (92% рыбных отходов и 8% пшеницы) – это «наименее вредный» для окружающей среды вариант. Надо отметить, что данный вариант не очень реалистичен (CE Delft 2013, стр. 37), т.к., во-первых, корм для норок включает отходы производства курицы, хотя и в разных пропорциях, а во-вторых – отходы рыбы могут принимать на себя значительно большую долю экологического ущерба от вылова рыбы, чем 0.83%. Однако он взят в качестве своеобразной нижней границы возможного отрицательного влияния производства корма для норок на окружающую среду. 

Пища для норок требует морозильных камер для хранения, и их необходимость также была учтена в исследовании. В качестве базового сценария была принята высокая загрузка склада –  использование 50% всей складской площади, в качестве дополнительного сценария – низкая загрузка (25%) (CE Delft 2011, стр. 36). Очевидно, что чем больше степень загрузки склада, тем эффективнее он используется и тем меньше электроэнергии будет расходоваться на производство одной единицы корма. Таким образом, в качестве базового варианта взят «дружественный» для экологии вариант – высокий коэффициент использования складской площади в 50%; он существенно меньше 100%, т.к. на складе всегда остаются проходы для людей, проезда техники и выполнения различных технологических операций, а реальная загрузка всегда меньше максимальной. В других европейских странах принципиальный состав корма (отходы рыбы, отходы курицы, размолотое зерно) схож с голландскими кормами, хотя количественное соотношение компонентов может быть другим (CE Delft 2011, стр. 52).

Количество норок для производства 1 кг меха и количество корма для производства 1 кг меха

Очевидно, что чем больше корма требуется для кормления 1 норки на протяжении жизни и чем большее количество норок требуется для производства 1 кг меха, тем выше будет экологическое воздействие 1 кг животного меха на окружающую среду. Согласно информации компании Chichester, Inc. (импортер и дистрибьютер животного меха в США), площадь 1 шкурки самки норки составляет 0.1084 м2, а самца – 0.155м2 (CE Delft 2011, Табл. 5, стр. 32). Используя два образца шкурок норки, предоставленных организацией Bont voor Dieren, для определения плотности шкуры норки (670 г/м2), было рассчитано, что для получения 1 кг меха необходимо 13.8 шкурок самок или 9.6 шкурок самцов, а в среднем 11.4 шкурки/1 кг меха (CE Delft 2011, Табл. 6, стр. 32). 

Общее количество пищи, съедаемое норкой за жизнь на ферме (порядка 8 месяцев), составляет ок. 40 кг (CE Delft 2011, стр. 33), а среднее число потомства на одну самку норки в Нидерландах – 5.5 детенышей (CE Delft 2011, стр. 32). Учитывая необходимость в еде на 1 особь норки (ок. 40 кг) и прибавляя к ней 1/5.5 долю еды для самки, родившей данную норку (ок. 9 кг), получается ок. 50 кг еды для выращивания 1 норки. Схожее значение – 49.4 кг – исследователи получили при делении общего числа пищи для норок, расходуемого за год на голландских фермах (180-200 тыс.тонн, в документе ошибочно написано «кг»), на число норок на голландских фермах (с учетом кормления норок-матерей, которых не убивают на мех, а оставляют с целью размножения) – 4млн 550 тыс., с учетом 700 тысяч племенных норок-матерей (CE Delft 2011, стр. 33, Табл. 8). Умножая 49.4 кг (еда на 1 норку) на 11.4 (кол-во норковых шкурок на 1 кг меха), исследователи установили, что для производства 1 кг меха норки расходуется 563 кг корма (CE Delft 2011, стр. 33-34, рис. 8). Здесь следует отметить, что это очень много. Например, для производства 1 кг свинины расходуется 3-4 кг корма, а 1 кг птицы – всего 2 кг (CE Delft 2011, стр. 50). Поэтому, хотя корм для норок в большой степени состоит из отходов, которые имеют низкий экологический эффект, однако в целом именно кормление норок вносит набольший вклад в итоговый экологический эффект производства животного меха, и причина этого – для производства 1кг меха требуются сотни килограммов корма, который необходимо не только приготовить, но и хранить в морозильных камерах до момента использования.

 Экологический эффект отходов животных

В рамках использованной модели принята схема устройства фермы, где моча и экскременты животных попадают не на землю, а стекают в специальные желоба, после чего поступают в баки для хранения (CE Delft 2011, стр. 28). Таким образом, попадание экскрементов в почву принято равным нулю, а экологическое влияние оказывает только выделение из экскрементов различных газов (метан, аммиак, N2O) и микрочастиц (CE Delft, стр. 36-37, Табл. 14, Табл. 15).

По всей видимости, в рамках данной модели не учтено то, что навоз со звероферм используется в качестве удобрения (CE Delft 2011, стр.36). Использование навоза в качестве удобрения позволяло бы сократить использование минеральных удобрений и тем самым оказывать благоприятное экологическое влияние на среду из-за снижения потребности в  производстве дополнительных минеральных удобрений. Выработка биогаза из навоза также будет снижать отрицательное влияние производства животного меха, однако она не учтена в данной модели из-за отсутствия количественных данных (CE Delft 2011, стр.36). С другой стороны, хорошо известно, что в действительности отходы со звероферм служат источником загрязнения не только воздуха, но и почвы, грунтовых вод и водоемов. Так, в исследовании на финской звероферме (Salminen, 2014) было обнаружено многократное превышение содержания ряда ионов (нитрат-ион, нитрит-ион, хлорид-ион и проч.) в грунтовых водах под зверофермой по сравнению с незагрязненными областями. Значительные масштабы загрязнения озер фосфором из-за поступления выделений животных были обнаружены в канадской провинции Новая Шотландия в бассейне реки Карлтон, где находилось 40 норковых ферм с поголовьем в 1.4 млн норок, а навоз с ферм было невозможно использовать в качестве удобрения из-за слабого развития земледелия в регионе (The impacts of the mink industry on freshwater lakes in Nova Scotia: An overview of concerns, 2011). Сброс экскрементов с норковых ферм в водоемы в штате Вашингтон (США) привел к контаминации рек колиформными бактериями (WA mink farm fined for manure discharge. April 2, 2013, Bellingham, WA). Таким образом, загрязнение вод стоками со звероферм является распространенным в различных странах явлением. Известно, что значительная часть звероводческих ферм расположена в относительно северных регионах, например в Скандинавии или в северном Китае, в связи с чем реальная способность земледелия использовать образующийся на зверофермах навоз может быть существенно ниже, чем максимальная. Также исследование CE Delft не учитывает отрицательные экологические эффекты от внесения навоза норок в почву, компоненты которого потом попадают в воду и атмосферу (CE Delft 2011, стр. 36). Таким образом, экологический эффект отходов пушных животных в исследовании представляет собой «темную лошадку», т.к. для его полной оценки нет достаточной информации и есть неучтенные факторы, которые обладают как потенциально существенным положительным эффектом, так и потенциально существенным отрицательным эффектом на среду.

Обработка меха

Хорошо известно, что процесс получения животного меха включает в себя целый ряд операций обработки шкурок (CE Delft 2011, стр. 41, табл. 23), в ходе которых используется значительное количество разнообразных химикатов, в том числе обладающих потенциально большим отрицательным влиянием на окружающую среду:

База данных Ecoinvent на момент проведения исследования не содержала необходимой информации об экологическом влиянии целого ряда веществ, используемых для выделки меха. В связи с этим, в работе было учтено только 2 группы веществ (CE Delft 2011, стр. 40). Первое – реагенты, которые используются и для выделки меха, и для выделки кожи и при этом имеются в базе Ecoinvent. Второе – реагенты, обнаруженные в уже готовой  меховой продукции в исследовании Krautter (2010), например формальдегид. В связи с этим важно дать два пояснения. Во-первых, в итоговую оценку не были включены некоторые соединения, которые используются в производстве меха, однако не были обнаружены в готовой меховой продукции в исследовании Krautter (2010). Например, к числу таких соединений относится хром (VI), который не обнаруживался в готовой меховой продукции (CE Delft 2011, стр. 40), однако для него можно ожидать существенного отрицательного влияния на окружающую среду из-за высокой токсичности хрома (VI). Во-вторых, в модель были включены соединения в тех концентрациях, в которых они были обнаружены в уже готовой продукции в исследовании Krautter (2010), а в процессе производства данные вещества с высокой долей вероятности используются в намного более высоких концентрациях (CE Delft 2011, стр. 40). Из-за недостатка данных, исследователи CE Delft специально выбрали нижнюю границу отрицательного экологического воздействия обработки меха на среду, поэтому реальный уровень отрицательного экологического воздействия процессов обработки меха может быть намного выше, чем учтенный в модели.

Хранение и использование изделий из животного и искусственного меха

Для обоих видов меха была включена необходимость в чистке 1 раз в год (CE Delft 2013, стр. 23 и 25). Кроме того, изделия из животного меха рекомендуется хранить в специальных холодильных камерах, что увеличивает срок их службы. Исследователям CE Delft, однако, не удалось найти информацию о том, как велика доля меховых изделий, для которых используется холодовое хранение, поэтому холодовое хранение не было включено в базовый вариант жизненного цикла меховых изделий и рассматривалась отдельным пунктом.

Утилизация изделий из животного и искусственного меха

Для обоих видов меха в качестве способа утилизации было выбрано сжигание на мусоросжигательном заводе. При этом учитывался как отрицательный экологический эффект выбросов (в первую очередь углекислого газа, СО2), так и положительный эффект – в ходе сжигания вырабатываются тепловая и электрическая энергия, что снижает потребность в дополнительной генерации энергии (CE Delft 2013, стр. 25, Табл. 7).

Описав таким образом основные характеристики процесса моделирования и наиболее важные исходные данные, можно перейти собственно к результатам моделирования. В связи с тем, что исследование CE Delft 2013 является более полным, чем CE Delft 2011, то основные выводы далее делаются именно по исследованию 2013-го года. Важно отметить следующий момент. Авторы исследования не располагали достаточной информацией относительно сроков жизни изделий из животного и искусственного меха (CE Delft 2013, стр. 27). Между тем, данный показатель очень важен – ясно, что экологической влияние изделия будет тем меньше, чем дольше оно служит. Например, если одно изделие служит 1 год, а другое – 5 лет, то при равном экологическом влиянии процессов производства, использования и утилизации экологическое влияние 1-го изделия будет в 5 раз выше, т.к. для второго изделия суммарное отрицательное влияние разделяется на целых 5 лет. Ввиду отсутствия информации у исследователей, была условно принята одинаковая продолжительность жизни двух сравниваемых изделий, а именно шубы из норкового и искусственного меха и отделки из норкового и искусственного меха. После этого исследователи сравнивали, насколько срок жизни изделия из животного меха должен был бы превосходить срок жизни изделия из искусственного меха, чтобы оказывать равное с ним итоговое экологическое воздействие.

    1. Результаты

Рис. 3 CE Delft 2013, стр. 28. Оценка влияния производства шубы из норкового меха (столбец слева) по сравнению с 3 шубами из искусственного меха с 3 типами подкладок – хлопчатобумажная ткань (cotton), полиэстер (PET), шерсть (wool), на изменения климата (в кг-эквивалентах СО2):


Можно видеть, что основной вклад в отрицательное влияние изделия из животного меха вносят, как и можно было ожидать, кормление и содержание норок. Утилизация (сжигание) приносило небольшую выгоду для окружающей среды за счет генерации энергии. Важно отметить, что для норковой шубы в данном расчете отсутствует холодовое хранение и связанное с ним негативное влияние на среду («excl. maintenance» в заголовке рисунка). Шуба из искусственного меха оказывают меньший эффект от 4.5 раз (искусственная шуба с шерстяной подкладкой) до 7 раз (искусственная шуба с полиэстеровой подкладкой) по сравнению с норковой шубой. Производство акриловых волокон (основы изделия из искусственного меха) оказывает сравнительно небольшое отрицательное воздействие на среду, по сравнению с изготовлением подкладки. Сжигание шубы из искусственного меха приносит не выгоду, а ущерб для среды, в отличие от изделия из животного меха. Таким образом, срок жизни норковой шубы должен превышать срок жизни шубы из искусственного меха от 4.5 раз (шерстяной подклад) до 7 раз (полиэстеровый подклад), чтобы данные изделия оказывали одинаковое отрицательное влияние на окружающую среду.

В Таблице 8 документа CE Delft 2013 было приведено сравнение и для оставшихся 17 экологических показателей (CE Delft 2013, стр. 31), таких как истощение озонового слоя, токсичность для человека, токсичность для наземных экосистем, исчерпание ископаемого топлива и т.д.. При этом хорошо видно, что при одинаковом сроке жизни двух изделий отрицательное влияние шубы из животного меха намного выше, чем для изделий из искусственного меха – от нескольких раз до нескольких тысяч раз (см. последние 2 колонки Таблицы 8):


Различия в difference factor объясняются тем, что, как уже говорилось выше, экологическое влияние шуб из искусственного меха сильно зависело от материала подкладки.

Интересно отметить, что, хотя размолотое зерно и составляет малую часть рациона норок (8%), однако его роль в итоговом негативном влиянии процесса кормления норок на окружающую среду велико – напр., на счет зерна относится почти 25% влияния на исчерпание озонового слоя, примерно 50% на исчерпание водных ресурсов и более 80% - на эвтрофикацию морей (CE Delft 2011, стр. 49, Рис. 11). Это объясняется просто – в отличие от отходов производства рыбы и курицы, которые принимают на себя сравнительно малую долю отрицательного влияния производства мяса рыбы и курицы (доля экологического воздействия 0.83% и 5.3% от продукции в целом, см. выше), зерно является основным продуктом растениеводства, а не отходом, и поэтому на производство итогового продукта (животный мех) приходится основная часть экологического ущерба от производства того количества зерна, которое необходимо для кормления норок. Также стоит подчеркнуть, что (CE Delft 2011, Рис. 9, стр. 45) в ходе моделирования учтена высокая эффективность использования площади склада (50%, см. выше), а уменьшение доли использования площади склада до 25% повышает негативный эффект на выделение СО2 примерно на 25-30%. Причина проста – т.к. для кормления норок требуется очень большой объем корма (563 кг на производство 1 кг меха, с учетом затрат на кормление племенных самок, см. выше), то и затраты энергии на хранение такого количества замороженного корма велики. Однако стоит повторить, что в исследовании за основной принят вариант с высокой загрузкой складов, и все расчеты проведены именно с его использованием.

Также нужно отметить, что состав корма оказывал большое влияние на итоговое экологическое влияние производства животного меха. Так, использование диеты, не включающей отходы производства курицы, а включающей только отходы рыболовства (92%) и размолотое пшеничное зерно (8%) снижало итоговое воздействие животного меха примерно на 1/3 (CE Delft 2013, стр. 37, Рис. 11, Рис. 12). Однако необходимо отметить, что, во-первых, это нереалистичный сценарий, т.к. корм для норок обычно включает не только отходы рыбы, но и отходы курицы. Во-вторых, при расчете экологического эффекта кормления рыбой использовалось очень низкое значение доли экологического эффекта отходов от общей продукции (0.83%), типичное для камбалы, а данная доля может сильно варьировать в зависимости от вида рыбы и для лососевых рыб составляет целых 14% (CE Delft 2011, стр. 35, Табл. 11). Соответственно, при использовании более высокого численного значения доли (например, 14%) экологический эффект кормления норок резко возрастет, даже если корм и состоит из отходов рыбы на 92%. Наконец, даже при снижении экологического эффекта от производства животного меха на 1/3 его отрицательное влияние на среду оставалось в несколько раз выше, чем для искусственного меха (CE Delft 2013, стр. 37, Рис. 11, Рис. 12).

На Рис. 3 CE Delft 2013 (стр. 29) отражено различие итогового объема отрицательного экологического воздействия (ReCiPe single score) для норковой шубы и 3 различных шуб из искусственного меха. Здесь, как и ранее для воздействия на климат, приняты схожая продолжительность жизни всех 4 изделий, а также отсутствие холодового хранения (excl. maintenance) для шубы из животного меха:


Хорошо видно, что при учете общего негативного эффекта разница между животным и искусственным мехом еще выше, чем при учете только эффектов на выделение парниковых газов (сравн. с Рис. 3). Для искусственной шубы с подкладкой из шерсти (наиболее «вредной» с точки зрения влияния на окружающую среду) общий негативный эффект ниже примерно в 6 раз, а для шубы с подкладкой из полиэстера (наименее «вредной) – примерно в 14 раз, по сравнению с шубой из животного меха. Таким образом, чтобы оказывать одинаковое с искусственной шубой экологическое воздействие, норковая шуба должна иметь продолжительность жизни в 6 раз выше, чем искусственная шуба с подкладкой из шерсти, и в 14 раз выше, чем искусственная шуба с подкладкой из полиэстера.

Также в ходе моделирования установлено, что использование холодового хранения шуб из животного меха значительно увеличивает их отрицательное воздействие на окружающую среду (CE Delft 2013, стр. 32, рис. 5), однако подробный разбор данного вопроса выходит за рамки нашего документа. Стоит еще раз подчеркнуть, что в качестве базового сценария было выбрано отсутствие холодового хранения.

Часть 2. Критика исследований CE Delft со стороны индустрии животного меха и разбор данной критики

Естественно, что исследования CE Delft не могли не привлечь внимание индустрии натурального меха. В частности, на одном из основных сайтов, продвигающих использование натурального меха, truthaboutfur, вышла статья, посвященная критическому разбору исследований CE Delft. Соответственно, далее будет детально разобрана данная статья – сначала приводиться цитаты из статьи (курсивом), после чего – их оценка и критика.

–          CE Delft sets out to compare 1 kilogram (kg) of mink fur with 1 kilogram of fake fur and other textiles.  To this end, they propose that 11.4 mink pelts are needed to produce 1 kg of fur, and that each animal consumes close to 50 kg of feed (including a share for the mother). From these assumptions, CE Delft concludes that 563 kilograms of feed  are required to produce one kilogram of fur (49.4 kg of feed x 11.4 pelts/kg of fur.), and this is the figure on which they base all their subsequent calculations of environmental impacts. [p.6]

–          Our own survey of North American and European farmers – including statistics published by the Danish Faculty of Agricultural Science, Aarhus University (2010) — suggests that it actually requires from 38-45 kg – or an average of about 41.5 kg of feed to produce a mink pelt

Ответ: Как уже указывалось выше, значение 49.4 кг в исследовании CE Delft 2011 было получено двумя разными способами – теоретическим расчетом и путем деления общего количества потребляемого корма (180-200 тыс.т) на общее поголовье норок в Нидерландах. При этом, если не учитывать потребность в корме для племенных самок, то получается значение 41.8 кг на одну норку (CE Delft 2011, стр. 33, Табл. 8) – очень близкое значение к 41.5 кг, которое приведено в статье TruthAboutFur. Весьма вероятно, что это число (41.8 кг) банально получено без учета потребности в пище племенных (т.е. не пушных) животных.

CE Delft’s figure for how many pelts are required to supply a kilogram of fur is also higher than what we found — perhaps because their calculation was apparently based on two sample pelts provided by the Dutch activist group Bont voor Dieren, which may not represent a true average size. Using the same methodology as CE Delft but with a large data set provided by European fur auctions, we find that 1 kg of fur represents about 7.75 pelts – not 11.4, as CE Delft proposes

Ответ: данное утверждение либо является неверной интерпретацией данных CE Delft 2011, либо преднамеренной ложью. В исследовании CE Delft, стр. 32, явно указано, что предоставленные активистами Bont voor Dieren две шкурки использовались только для определения плотности меха, а совсем не «trueaveragesize». Средний размер шкурки определялся по данным американского импортера и дистрибьютера животного меха Chichester, Inc. (CE Delft 2011, стр. 32, табл. 5), и путем умножения средних значений на плотность было получено итоговое значение в 11.4 шкурки на 1кг меха. Таким образом, нет никаких оснований больше доверять значению 7.75 шкурок/1кг меха, которое получено на основании «большой базы данных европейских меховых аукционов», однако без ссылки на какие-либо конкретные организации и исследования.

If an average of 41.5 kg of feed is required to produce one mink pelt, multiplying this by 7.75 pelts indicates that 322 kg of feed would be required to produce 1 kg of fur – i.e., a little more than half (57%) the amount of feed used by CE Delft in their calculations.  

Ответ: Как уже детально разъяснено выше, нет оснований считать, что данные, предоставленные TruthAboutFur (41.8 кг меха для получения одной шкурки и 7.75 шкурок/1кг меха) более достоверны, чем данные CE Delft 2011 (49.4 кг корма и 11.4 шкурки/1кг меха, соответственно). Кроме того (см. ниже), это не окажет решающего влияния на итоговое экологическое воздействие обоих видов меха.

–          CE Delft also assumes that mink food is comprised of 70% chicken waste and 30% fish offal.  But feed composition varies according to local availability. Thus, in Denmark (which produces three times more mink than Holland, where CE Delft is based) feed is more commonly composed of 80% fish offal and 20% chicken waste. But the environmental cost of fish offal is much lower than that of chicken wastes. In fact, in a 2013 follow-up study, CE Delft acknowledged that a mink diet based on fish rather than chicken would lower environmental impacts by 30%.

Ответ: как уже указывалось выше, в исследовании СE Delft 2013 года было использовано 2 вида кормов – реально используемый в Нидерландах (28% рыбных отходов, 64% куриных отходов, 8% зерна пшеницы) и альтернативный (92% рыбных отходов и 8% зерна) (CE Delft 2013, стр. 20, Табл. 3). Маловероятный в реальности альтернативный сценарий снизил экологическое воздействие производства меха норки примерно на 1/3, однако оно все равно осталось в несколько раз выше, чем для изделий из искусственного меха (CE Delft 2013, стр. 37, Рис. 11, Рис. 12). Кроме того, доля экологического влияния отходов рыбы может варьировать в широких пределах, как уже указывалось выше (от 0.83% до 14% от готовой продукции), соответственно – реальное экологическое воздействие «рыбной» диеты норок может значительно вырасти. Напомним, что для курицы эта доля экологического влияния составляет от 5.3% до 5.9%, что намного больше 0.83% (для отходов камбалы), но при этом намного меньше 14% (для отходов лососевых).

–          Most important of all:  other uses would have to be found for this meat and fish waste  — or it would go into landfills or be incinerated — if mink weren’t eating it. It could therefore be argued that an environmental CREDIT should be applied to mink food production, since the environmental costs of disposing of these meat and fish wastes are avoided.

Ответ: Разумеется, что остатки от производства рыбы или курицы не будут ни сжигаться, ни захороняться. Отходы птицеводства и производства мяса рыбы используются для изготовления разнообразных продуктов, например технического жира и различных видов кормовой муки, которая используется для кормления рыб, свиней и птиц. Мировое производство рыбной муки превышает 5 млн тонн в год. Звероводство – это не единственный и не главный потребитель данных отходов. Соответственно, совершенно безосновательно утверждение TruthAboutFur о том, что отходы производства рыбы или птицы были бы захоронены или сожжены, если бы не звероводство, и на основании этого их использование в звероводстве должно учитываться как плюс звероводства для окружающей среды. Как уже многократно упоминалось ранее, на долю отходов приходится сравнительно небольшая часть общего экологического эффекта производства рыбы (0.83%-14%, в исследованиях CE Delft  использовано значение 0.83%) и курицы (5.3%-5.9%, в исследованиях CE Delft  использовано значение 5. 3%), а большая роль отходов рыбы и курицы для итогового экологического воздействия меха объясняется очень большим количеством корма для 1 кг норкового меха. Кроме того, TruthAboutFur предпочли не упоминать о третьем компоненте корма – размолотом зерне, которое хотя и составляет лишь малую часть корма в исследовании CE Delft (8%), однако вносит существенный вклад в общий отрицательный экологический эффект корма (см. CE Delft 2011, стр. 49, Рис. 11), т.к. зерно – это основная продукция производства пшеницы, а не побочная.

Here again, CE Delft  ignored the subsequent use of this manure and the environmental CREDITS that could be associated with reducing the need for artificial fertilizers,when mink manure and other wastes (soiled straw bedding) are properly managed and applied to local agricultural lands.  Mink carcasses and wastes are now also used to produce biofuels, thereby reducing the need for fossil fuels.

Ответ: как уже упоминалось выше, в связи с недостатком информации экологический эффект навоза норок – это «темная лошадка» анализа, т.к. не учтены как потенциально значительные положительные эффекты (отсутствие необходимости производства дополнительных минеральных удобрений, производство энергии из биогаза), так и потенциально значительные отрицательные эффекты, связанные с попаданием экскрементов животных в окружающую среду, загрязнением грунтовых вод и эвтрофикацией водоемов (CE Delft 2011, стр. 36). Кроме того, отрицательные экологические эффекты обработки меха кажутся сильно заниженными ввиду включения в анализ только тех веществ, для которых была необходимая информация, и использования для расчетов концентраций веществ в готовой продукции, а не в процессе производства (CE Delft 2011, стр. 40). Собственно, TruthAboutFur также не привели какого-либо количественного анализа тех преимуществ, которые дает использование навоза норок в качестве удобрения и источника биогаза, ограничившись лишь констатацией самого факта такого использования навоза. Таким образом, в целом на сегодняшний день недостаточно информации, которая бы позволяла однозначно судить о том, является ли навоз норок в конечном итоге преимуществом или же недостатком с точки зрения окружающей среды, а также информации, которая бы позволила однозначно установить степень экологического ущерба от обработки животного меха. 

CE Delft did not do a complete, “cradle-to-grave” Life Cycle Assessment in its 2011 study. Instead, it did a partial (“cradle-to-gate”) analysis which included the environmental costs of raising of the mink on the farm, pelting, transportation, auction sale, and processing (dressing) – but stopped at the point when the fur would be made into a garment. 

Ответ: данный недостаток исследования CE Delft 2011 года был полностью исправлен в исследовании CE Delft 2013-го года, которое представляет собой полноценный анализ «cradle-to-gate» и рассматривает все этапы жизненного цикла, от производства сырья и до утилизации отслужившего свой срок изделия.

CE Delft therefore completely ignored one of the most important environmental attributes of fur apparel, i.e., that it is much longer-lasting than most other clothing materials. Clearly, it matters whether the environmental costs of production are amortized over 5-10 years (fake fur coats) or 40, 50 or more years (real fur coats)

Ответ: срок жизни изделий из натурального меха в 40-50 и более лет является очевидно завышенным. Действительно, есть примеры, когда шубы из меха животных сохраняли свои свойства в течение 20 и более лет (особенно если они висят в шкафу, а не используются) – точно так же, как есть примеры необратимой их порчи на первом году эксплуатации. Однако нас, очевидно, интересуют не минимальное и максимальное, а среднее время эксплуатации изделий из животного меха. На сайте компании «Снежная королева» - одного из крупнейших дистрибьютеров животного меха в России – указано, что при среднем сроке носки в 4 месяца в год средний срок жизни норковой шубы составляет всего лишь 10 лет (Таблица износостойкости мехов). Если рассматривать другие виды животного меха, то ситуация выглядит еще более удручающей для аргументации TruthAboutFur, т.к. средний срок жизни изделий из песца составляет 7 лет, лисицы – 5 лет, а кролика – 2 года. Трудно предположить, чтобы «Снежная королева» занижала реальные сроки эксплуатации меховых изделий, так что эти значения выглядят вполне надежными и резко отличаются от 40-50 лет, заявленных TruthAboutFur. Кроме того, мех (и животный, и искусственный) идет не только на производство шуб, но и на производство отделки, причем значение меха как отделочного материала в последнее время растет (Анализ потребительских предпочтений меховых изделий в России, Гусева, 2016). В составе такого изделия срок жизни как животного, так и искусственного меха будет одинаковым – он определяется сроком жизни самого изделия. Животный мех может использоваться для производства вторично, однако доля такого использования мала и оценивается в 10%, что позволяет снизить оценочное отрицательное влияние производства животного меха на окружающую среду всего на 5% (исследование DSS Management Consultants Inc. 2012, см. ниже).

Если взять реалистичный средний срок жизни норковой шубы (10 лет) и сопоставить его с нижней (!) границей срока жизни искусственной шубы (5-10 лет, как выше указали TruthAboutFur), т.е. 5 лет, то получится 2-кратная разница срока жизни в пользу норковой шубы. Выше уже указывалось, что при равном сроке службы норковая шуба оказывает в 6-14 раз большее общее отрицательное действие на окружающую среду по сравнению с шубами из искусственного меха, в зависимости от материала подкладки (CE Delft 2013, стр. 29, Рис.4). Соответственно, если разделить эти значения на два, то получится, что шуба из искусственного меха с учетом вдвое меньшего срока жизни наносит в в 3-7 раз меньший ущерб окружающей среде. Выше TruthAboutFur предположили, что реальная потребность норок в корме может составлять 57% от выбранной в исследованиях CE Delft. Пойдем им навстречу и снизим суммарный эффект норковой шубы на 100-57=43%; получаем в 1.71-3.99 раз большее негативное влияние животного меха на среду, по сравнению с искусственным. Еще раз пойдем им навстречу, переведем норок на наименее «вредную» для среды (и при этом нереалистичную) диету, которая на 92% состоит из отходов производства рыбы и позволяет снизить еще на 1/3 итоговое влияние производства животного меха. В итоге получим 1.14-2.66 раз – во столько раз меньший вред для окружающей среды наносит шуба из искусственного меха при вдвое меньшем сроке службы (5 лет против 10) и всех возможных допущениях в пользу норковой шубы. Как говорится, комментарии излишни.

–          CE Delft also claims that the longevity of real fur coats may be off-set by the environmental costs of cold storage during the off-season.  They suggest that 30 years of seasonal cold storage would have more impact on climate change, for example, than the entire process of raising the mink, processing the pelts and producing the coat! (Figure 7, p. 34.)  The energy costs of fur storage as estimated by CE Delft, however, are considerably higher than figures collected from real fur storage facilities. More to the point, most fur coats are simply not kept in special cold-storage vaults, especially now that many homes are air-conditioned through the summer months. Furthermore, off-season storage of furs has always been less common in Europe than in North America, and is almost non-existent in Russia and the booming new markets of Asia.

Ответ: как неоднократно упоминалось выше, холодовое хранение было дополнительной опцией и отсутствовало в базовом сценарии анализа жизненного цикла норковой шубы. Рисунки 3 и 4 CE Delft 2013 получены без учета холодового хранения («excl. maintenance»), т.е. разница в 6-14 раз по экологическому воздействию для шубы из животного и искусственного меха вообще не включала возможность хранения шубы в холодильной камере (CE Delft 2013, рис. 4). С учетом холодового хранения разница была бы еще выше.

–          More fundamentally: we could question CE Delft’s core contention that real and fake fur coats can be compared at all. The fact that people are prepared to pay considerably more money for real fur coats than for fakes would seem to confirm that they have different qualities and “value”.

Ответ: также некоторые люди готовы платить большие деньги за «кровавые алмазы», добытую браконьерским путем «слоновую кость» или наркотики, однако востребованность подобных товаров некоторыми людьми не означает их высокой ценности для общества в целом, и уж тем более не говорит в пользу их положительного влияния на окружающую среду. В исследованиях CE Delft рассматриваются вопросы влияния производства животного и искусственного меха на окружающую среду, а не их субъективная ценность в глазах потребителей, поэтому суть претензии TruthAboutFur непонятна.

Часть 3. Исследование компании DSS Management Consultants Inc.

В 2012 году канадская компания DSS Management Consultants Inc. по заказу Международной федерации меха (International Fur Trade Federation, IFTF) провела изучение жизненного цикла шубы из норкового меха и шубы из искусственного меха (полиакрил) в соответствии с подходов «cradle-to-grave», т.е. учитывая все стадии от добычи сырья для производства и до утилизации отслужившего продукта с использованием программного обеспечения SimaPro и базы данных Ecoinvent, как и исследования CE Delft 2011 и CE Delft 2013 (DSS 2012, стр. 1). Соответственно, данное исследование основано на том же принципе, что и исследование CE Delft 2013 года, что делает возможным их прямое сравнение.

Очень важно отметить, что, в отличие от подробного описания методологии исследования в CE Delft 2011 и CE Delft 2013, где приводились конкретные числовые параметры, использованные для моделирования, в исследовании DSS методика работы описана очень кратко и занимает всего 3 страницы (DSS 2012, стр. 3-5). В противоположность исследованиям CE Delft 2011 и CE Delft 2013, в описании методики DSS 2012 полностью отсутствуют какие-либо числовые параметры, позволяющие оценить исходные данные для моделирования, за исключением времени жизни шубы из животного и искусственного меха. Для шубы из искусственного меха принят средний срок жизни 6 лет (DSS 2012, стр. 3), что выглядит достаточно разумным (ранее TruthAboutFur указывали средний срок жизни искусственных шуб в 5-10 лет, см. Часть 2). Однако для норковой шубы принят очень большой срок жизни – 30 лет (DSS 2012, стр. 3). Никакой ссылки на информацию, объяснявшую выбор такого продолжительного срока жизни изделия из животного меха, в исследовании DSS 2012 нет (DSS 2012, стр. 3), а сама формулировка выглядит предположительной – «The useful life of a natural fur coat is assumed to be 30 years». Как уже указывалось ранее (см. Часть 2), по данным одного из крупнейших ритейлеров животного меха в России «Снежная королева», средний срок жизни норковой шубы составляет всего 10 лет, т.е. втрое ниже. Данный факт очень важен для последующей интерпретации результатов исследования DSS.

Также стоит отметить, что после выхода исследования DSS организация CE Delft обратилась в Международную федерацию меха с запросом на предоставление полной версии документа, чтобы можно было проанализировать исходные данные, предположения и гипотезы исследования DSS 2012,  однако этот запрос остался без ответа Delft не получила (CE Delft 2013, стр. 17). В документе DSS 2012 лишь упомянуто, что это исследование прошло «критическую, независимую оценку с третьей стороны в рамках стандарта LCA Международной организации по стандартизации», без какой-либо ссылки на результаты данной оценки (DSS 2012, стр. 3).

В исследовании DSS 2012 обращается внимание, что средний размер звероферм мал по сравнению с предприятиями по производству искусственного меха, а их общее число – велико, и они сильно разбросаны пространственно (DSS 2012, стр. 3), поэтому в данном исследовании в качестве сценария выбрана «хорошая практика управления» (“good management practice”), и реальный объем воздействия производства животного меха на окружающую среду может быть выше, чем рассчитано в исследовании (DSS 2012, стр. 4).

Расчет итогового влияния на среду со стороны норковой и искусственной шубы производился с использованием метода Impact 2002+. Оценка производилась по 4 ключевым конечным индикаторам: влияние на здоровье человека, влияние на экосистемы, влияние на изменение климата и потребление ресурсов (DSS 2012, стр. 5).

Также в исследовании указывается, что повторному использованию подвергается 10% животного меха (DSS 2012, стр. 13), и это позволяет снизить отрицательное экологическое влияние животного меха примерно на 5% (DSS 2012, стр.6). К сожалению, источник этих числовых данных не указан.
Собственно, теперь можно перейти к результатам. На стр.9 DSS 2012 приведен Рисунок 6, который как раз характеризует общий эффект норковой (слева) и искусственной (справа) шубы на окружающую среду – аналог ReCiPe single score в исследованиях CE Delft:

 

Хорошо видно, что общий негативный эффект для шубы из искусственного меха в рамках данной модели значительно (примерно в 2 раза) выше, чем шубы из меха норки. Однако здесь необходимо вспомнить, что в рамках данной модели для норковой шубы был принят нереалистично большой средний срок жизни – 30 лет. Если взять реалистичный сценарий – 10 лет для норковой шубы против 6 лет для шубы из искусственного меха, то станет очевидным, что отрицательный экологический эффект норковой шубы вырастет втрое и станет значительно выше, чем для изделия из искусственного меха. При этом то, как именно были получены численные значения на Рис.6 DSS 2012, остается загадкой; ранее уже упоминалось, что описание исходных данных для моделирования было крайне скудным и не содержало какой-либо количественной информации, за исключением срока жизни меховых изделий, что исключает проверку адекватности исходных данных.

В конце документа располагается достаточно странное утверждение, которое заслуживает полного цитирования:
«From a fur industry perspective, mink feed rations are continually being improved and these improvements will largely yield improvements in the overall environmental performance of natural fur. Much less potential exists to improve the environmental performance of faux fur. The potential for significant efficiency gains in the production of synthetic materials like faux fibre is becoming less and less. For this reason, the life cycle demands of faux fur are less likely to diminish over time compared to those associated with natural fur. By closing the loop in natural fur production, considerable further improvements are possible».

Таким образом, согласно утверждению авторов исследования DSS 2012, потенциал к улучшению производства меха животных в экологическим плане выше, чем производства искусственных волокон. Однако данное утверждение очевидно противоречит и всему опыту развития технологий, и просто здравому смыслу. Экологический эффект производства животного меха в наибольшей степени определяется кормлением и содержанием животных – этот вывод звучит и в исследованиях CE Delft, и в исследовании DSS 2012. Факт состоит в том, что за жизнь норка физиологически должна потреблять определенное количество корма (40-50кг), а для получения малого количества меха требуется несколько животных (по разным оценкам, от 7 до 11 на 1кг меха), и этого факта не изменит никакое «улучшение рационов». Процесс совершенствования технологии производства животного меха неизбежно упирается в фундаментальное ограничение – биологию и физиологию вида. Грубо говоря, норка не оптимизирована для производства шкурки. Природа и миллионы лет эволюции оптимизировали организм норки для того, чтобы она могла даигаться, плавать, охотиться, давать жизнь потомству и заботиться о нем. Поэтому, когда живой организм используется для производства какого-то узкоспециализированного продукта (например, шкуры), то неизбежны очень высокие потери. Не суть важно, требуется ли для получения 1 кг норкового меха 563 кг корма, как принято в работах CE Delft, или 322 кг, как утверждали в критической статье TruthAboutFur, это в любом случае очень большие затраты ресурсов на производство очень малого количества готового продукта. Производство меха с использованием живых организмов принципиально неэффективно в силу чисто биологических причин, и это принципиально не изменят никакие технологии. Напротив, снижение отрицательного экологического эффекта производства искусственного меха – это исключительно технологический вопрос, не сдерживаемый биологическими ограничениями. Быстрый технологический прогресс не обошел стороной и производство искусственных волокон.  Например, совершенствование технологий позволило избавиться от эмиссии в атмосферу паров ртути при производстве акриловых волокон, что значительно снизило негативный экологический эффект производства акриловых волокон в работе CE Delft 2011, где использовалась информация из базы данных Ecoinvent за 2009 год, по сравнению с исследованием Van Dijk (2002), где использовалась информация из исследования 1997 года с менее совершенной технологией производства. Таким образом, производство искусственного меха имеет не меньший, а значительно больший потенциал к совершенствованию, в т.ч. в плане снижения вредных эффектов для окружающей среды, чем производство животного меха. Продукция из более экологичного биодеградируемого пластика все прочнее входит в нашу повседневную жизнь, и нет оснований считать, что этот тренд обойдет стороной производство материалов для одежды.

Часть 4. Заключение

Частым аргументом сторонников животного меха является якобы «натуральность» данного продукта, в противовес «сделанным из нефти» искусственным волокнам. Однако необходимо понимать, что сейчас нефть и другие виды ископаемого топлива лежат в основе производства подавляющего большинства продуктов как промышленности, так и сельского хозяйства. Топливо для тракторов и рыболовецких траулеров делается из нефти, нефть и газ необходимы для производства удобрений и пестицидов. На производство 1 калории пищевой продукции тратится от 10 до более чем 300 (!!!) калорий ископаемого топлива ( Joel C. Magnuson, 2013, стр. 166). Таким образом, без затрат большого количества ископаемого топлива не будет ни отходов производства рыбы или курицы, ни зерна, иными словами – не будет корма для животных на зверофермах. После этого огромное количество корма (несколько сотен килограммов!) тратится на производство всего лишь одного килограмма норкового меха. Таким образом, нефть лежит в основе производства как животного, так и искусственного меха. Разница лишь в том, что при производстве искусственного меха нефть превращается в волокна в ходе малого числа узкоспециализированных (т.е. более оптимизированных!) стадий:

Напротив, при производстве животного меха нефть превращается в него в ходе намного большего числа намного менее специализированных (т.е. менее оптимизированных) стадий:

 На каждой стадии происходят потери ресурсов и энергии и образуются отходы, причем чем менее специализирована данная стадия, тем больше будут и потери, и объем отходов. Производство животного меха включает как минимум один крайне неэффективный этап, где сотни килограммов корма расходуются для производства 1 кг меха.  Даже тот факт, что для кормления пушных животных используются в основном отходы, которые обладают сравнительно малым отрицательным экологическим эффектом в сравнении с основной продукцией рыболовства и птицеводства, не изменяет общей картины. Собственно, при использовании адекватных средних сроков жизни изделия (5 лет для шубы из искусственного меха, 10 лет для норковой шубы) изделия из искусственного меха оказывают явно меньшее отрицательное экологическое воздействие на среду как по результатам исследований CE Delft 2011 и 2013 (заказ зоозащитных организаций), так и по результатам исследования DSS Management Consultants Inc. 2012, выполненного по заказу Международной федерации меха. Также показателен следующий пример. В 2012 году Европейская ассоциация звероводов (European Fur Breeders' Association, EFBA) попыталась запустить рекламную компанию, которая продвигала идею «благоприятности меха животных для окружающей среды». В частности, реклама содержала доводы о «естественно большом» сроке жизни животного меха, «легкости биодеградации и повторного использования», а также довод о том, что производство животного меха – это «одна из наиболее сбалансированных систем в сельском хозяйстве». Однако Комитет по рекламным стандартам (Advertising Standards Authority, ASA) наложил запрет на подобную кампанию. Запрет был мотивирован тем, что кампания и сопроводительные документы в ее поддержку не показали, что производство животного меха «дружественно для окружающей среды», и что с учетом «анализа всего цикла жизни продукта от производства до утилизации, данная реклама, по-видимому, вводит в заблуждение» (см. Cruel or eco-friendly: is fur the ultimate sustainable material?  Ruth Stokes | 10th April 2012). Животный мех не только негуманный, но и не «зеленый», в противоположность уверениям звероводов. Отказ от его использования – это вопрос не только человечного отношения к животным, но и ответственного отношения к окружающей среде. И.Злобин, к.б.н.

Информационные источники:

The environmental impact of mink fur production. CE Delft, 2011.
Natural mink fur and faux fur products, an environmental comparison. CE Delft, 2013.
A Comparative Life Cycle Analysis: Natural Fur and Faux Fur. DSS Management Consultants Inc., 2012.
Milieugerichte levenscyclusanalyse van de productie van nertsenbont en imitatiebont. Van Dijk, University of Groningen (RuG), April 2002.
Ethanol-based in situ bioremediation of acidified, nitrate-contaminated groundwater. Salminen, Water research, 2014.
The impacts of the mink industry on freshwater lakes in Nova Scotia: An overview of concerns. David Suzuki Foundation, April 25, 2011.
Gift im Pelz : Bedenkliche Chemikalien in Pelzprodukten. M. Krautter. Hamburg : EcoAid, 2010
Lies Activists Tell (#3): The CE Delft Report. Truthaboutfur.
WA mink farm fined for manure discharge. April 2, 2013, Bellingham, WA. Manuremanager.
Анализ потребительских предпочтений меховых изделий в России. М. А. Гусева, Г. П. Зарецкая, И. А. Петросова, Т. Л. Гончарова, Т. В. Мезенцева, Е. Г. Андреева, 2016 г.
Таблица износостойкости мехов.

Центр защиты прав животных «ВИТА»
член Всемирного альянса против мехов
www.vita.org.ru e-mail: vita@vita.org.ru

Материалы по теме:

Мех

Мех и экология

Исследование CE Delft - 2011. Мех животных токсичнее меха искусственного в 20 раз для природы и в 23 раза - для человека

Зверофермы: загрязнение воды и почвы нитратами - Исследование Института окружающей среды - 2014

Россия - первая в мире страна, запретившая бойню детёнышей тюленя

ВИТА признана одной из 6 организаций мира, влияющих на отношение к меху
Кампании в защиту животных приносят реальный результат: спрос на меха в России снижается

Жертвы моды. Исследование благополучия животных на зверофермах. Кэрол МакКенна, консультант WSPA

Российские звёзды в кампании «Животные – не одежда!»

Этичная и экологичная мода. Животные - не одежда! ВИДЕО

Прощай шуба: новые технологии на службе у этического прогресса. Пресс-конференция в РИА Новости 30 ноября 2012. ВИДЕО

Сертифицированный садизм мехового производства - Критика WelFur

Комментарии к "Правилам содержания клеточных пушных зверей в зверохозяйствах России"

Комментарии


 




Наверх


ВАЖНО!

Гамбургер без прикрас
Фильм поможет вам сделать первый шаг для спасения животных, людей и планеты

О коррупции в госсекторе
О коррупции в госсекторе

О «священной корове» «Москвариуме», неправовых методах и китовой тюрьме
О «священной корове»
«Москвариуме»,
неправовых методах
и китовой тюрьме

Петиция против использования животных в цирках
ПЕТИЦИЯ
ЗАКРОЙ
ПРЕСТУПНЫЙ ЦИРК

Самое откровенное интервью Ирины Новожиловой о цирках
Самое откровенное интервью
Ирины Новожиловой
о ситуации с цирками

Безмолвный ковчег. Джульет Геллатли и Тони Уордл
Разоблачение убийцы

Открытое письмо Елены Сафоновой Путину
Открытое письмо
Елены Сафоновой
президенту

Вега́нская кухня
Вега́нская кухня

Цирк: иллюзия любви
Цирк: иллюзия любви

В Комиссию по работе над Красной книгой России включили... серийного убийцу животных Ястржембского
В Комиссию по
Красной книге
включили...
серийного убийцу
Восстанови Правосудие в России. Истязания животных в цирках
Безнаказанные истязания
животных в цирках

За кулисами цирка - 1
За кулисами цирка

Звёзды против цирка с животными - 2. Трейлер
Звёзды против цирка
с животными - 2
За кулисами цирка - 2
За кулисами цирка 2

ВИТА о правах животных
ВИТА о правах животных = вега́нстве

Грязная война против Российского Движения за права животных
Грязная война против
Российского Движения
за права животных

ЦИРК: ПЫТКИ ЖИВОТНЫХ
Цирк: новогодние
пытки животных

ГОСПОДСТВО. DOMINION. Русский перевод: ВИТА - ФИЛЬМ
ГОСПОДСТВО. DOMINION
Русский перевод: ВИТА

Какой Вы сильный!
Какой Вы сильный!

Первая веганская соцреклама
Первая веганская соцреклама

Самое откровенное интервью Ирины Новожиловой о цирках в России
Самое откровенное
интервью
Ирины Новожиловой

Невидимые страдания: <br>изнанка туризма<br> с дикими животными
Невидимые страдания:
изнанка туризма
с дикими животными

Контактный зоопарк: незаконно, жестоко, опасно
Контактный зоопарк:
незаконно, жестоко, опасно

Авторекламой по мехам! ВИДЕО
Авторекламой по бездушию

ЖЕСТОКОСТЬ И<br> БЕЗЗАКОНИЕ В РОССИИ<br>
А воз и ныне там:<br> найди пару отличий 12 лет спустя
ЖЕСТОКОСТЬ И
БЕЗЗАКОНИЕ В РОССИИ
А воз и ныне там:
найди пару отличий 12 лет спустя

Белого медведя<br> в наморднике<br> заставляют петь и<br> танцевать в цирке
Белого медведя
в наморднике
заставляют петь и
танцевать в цирке

Великобритании запретила использование животных в цирках
Великобритании запретила
использование животных
в цирках

О страшных зоозащитниках и беззащитных укротителях
О свирепых зоозащитниках
и беззащитных укротителях

НОТА ПРОТЕСТА
ПОДПИШИТЕ ПЕТИЦИЮ
НОТА ПРОТЕСТА
Путину

Россию превращают в кузницу орков?
Россию превращают
в кузницу орков?

Вместо «золотых» бордюров и плитки в Москве - спасенная от пожаров Сибирь!
Вместо «золотых» бордюров
и плитки в Москве
- спасенная от пожаров Сибирь!

24 апреля - Международный день против экспериментов на животных
РАЗОБЛАЧЕНИЕ ВИВИСЕКЦИИ
ВПЕРВЫЕ <br>Веганская соцреклама<br> «Животные – не еда!»<br> ко Дню Вегана
ВПЕРВЫЕ
Вега́нская соцреклама
«Животные – не еда!»

Центру защиты прав животных ВИТА стукнуло... 25 лет
Центру защиты прав животных ВИТА стукнуло... 25 лет

Концерт к Юбилею Международного Дня защиты прав животных в Саду Эрмитаж, Москва
Концерт к Юбилею Международного Дня защиты прав животных

Друзья! Поддержите
Российское Движение
за права животных

Концерт за права животных в Москве
Концерт за права животных в Москве

Спаси животных - закрой жестокий цирк в своей стране
Спаси животных - закрой жестокий цирк в своей стране

Подпишите ПЕТИЦИЮ За город, свободный от жестокости!
Подпишите ПЕТИЦИЮ
За город, свободный от жестокости!
А ну-ка, отними:<br> Аттракцион<br> невиданной щедрости<br> "МЫ ловим, а спасайте - ВЫ!"
А ну-ка, отними:
Аттракцион
невиданной щедрости
"МЫ ловим,
а спасайте - ВЫ!"

Запрет цирка с животными в США: 2 штат - Гавайи
Запрет цирка с животными в США: 2 штат - Гавайи

ПЕТИЦИЯ: Запретить контактные зоопарки – объекты пожарной опасности в торговых центрах
ПЕТИЦИЯ: Запретить контактные зоопарки

Ау! Президент, где же обещанный закон?
Президент, где обещанный закон?

В Международный день цирка стартовал бойкот жестокого цирка
Бойкот жестокого цирка

Барселона – город для вега́нов («веган-френдли»)
Барселона – город для вега́нов («веган-френдли»)

Гитлер. Фальсификация истории
Гитлер. Фальсификация истории

К 70-летию Победы. Видеоролик Виты на стихи Героя Советского Союза Эдуарда Асадова
Ко Дню Победы
ЭКСТРЕННО! Требуем принять Закон о запрете тестирования косметики на животных в России
Петиция за запрет
тестов на животных

ПЕТИЦИЯ За запрет операции по удалению когтей у кошки
ПЕТИЦИЯ За запрет операции
по удалению когтей у кошки
ЖЕСТОКОСТЬ И БЕЗЗАКОНИЕ В РОССИИ:
Требуем внести запрет притравочных станций в Федеральный Закон о защите животных<br>
ПРИТРАВКА
Контактный зоопарк: незаконно, жестоко, опасно
"Контактный зоопарк"

Причины эскалации жестокости в России
Причины эскалации жестокости в России

Жестокость - признак деградации
Жестокость - признак деградации
1.5 млн подписей переданы президенту
1.5 млн подписей
за закон
переданы президенту

ВНИМАНИЕ! В России<br> легализуют <br> притравочные станции!
ВНИМАНИЕ
Россия XXI
легализует притравку?!
Более 150 фото притравки<br> переданы ВИТОЙ<br> Бурматову В.В.<br> в Комитет по экологии Госдумы
ПРИТРАВКА
ПОЗОР РОССИИ

Ирина Новожилова: «Сказка про белого бычка или Как власти в очередной раз закон в защиту животных принимали»<br>

«Сказка про
белого бычка»
Год собаки в России
Год собаки в России
Концерт <br>за права животных<br> у Кремля «ЭМПАТИЯ»<br> ко Дню вегана
Концерт у Кремля
за права животных

«Что-то сильно<br> не так в нашем<br> королевстве»<br>
«Что-то сильно
не так в нашем
королевстве»
Китай предпринимает<br> шаги к отказу<br> от тестирования<br> на животных
Китай предпринимает
шаги к отказу
от тестирования
на животных

Джон Фавро и диснеевская<br>«Книга джунглей»<br> спасают животных<br>
Кино без жестокости к животным

Первый Вегетарианский телеканал России - 25 июля выход в эфир<br>
Первый Вегетарианский телеканал России
25 июля выход в эфир

Биоэтика
Биоэтика

Здоровье нации
Здоровье нации. ВИДЕО

Спаси животных - закрой цирк!<br> Цирк: пытки и убийства животных
15 апреля
Международная акция
За цирк без животных!

Ранняя история Движения против цирков с животными в России. 1994-2006
Лучший аргумент
против лжи циркачей?
Факты! ВИДЕО

Российские звёзды против цирка с животными (короткий вариант) ВИДЕО
Звёзды против цирка
с животными - ВИДЕО

За запрет жестокого цирка
Спаси животных
закрой жестокий цирк

Контактный зоопарк: незаконно, жестоко, опасно
Контактный зоопарк: незаконно, жестоко,
опасно

День без мяса
День без мяса

Автореклама Цирк без животных!
Спаси животных
- закрой цирк!

Бразильский Карнавал: жестокость к животным ради веселья людей
Бразильский Карнавал:
жестокость к животным

Поставщики Гермеса и Прада разоблачены: Страусят убивают ради «роскошных» сумок
Поставщики Гермеса и
Прада разоблачены

Здоровое питание для жизни – для женщин
Здоровое питание
для жизни –
для женщин

Освободите Нарнию!
Свободу Нарнии!

Веганы: ради жизни и будущего планеты. Веганское движение в России
Веганы: ради жизни
и будущего планеты.
Веганское движение
в России

Косатки на ВДНХ
Россия - 2?
В
Цирк: новогодние пытки
ПЕТИЦИЯ
Чёрный плавник
на русском языке
Россия за запрет притравки
Яшка
Российские звёзды против цирка с животными
Впервые в России! Праздник этичной моды «Животные – не одежда!» в Коломенском
Животные – не одежда!
ВИТА: история борьбы. Веганская революция
экстренного расследования
Россия, где Твоё правосудие?
Хватит цирка!
ПЕТИЦИЯ о наказании убийц белой медведицы
Россия, где правосудие?
Впервые в России! Праздник этичной моды «Животные – не одежда!» в Коломенском
4 дня из жизни морского котика
Белый кит. Белуха. Полярный дельфин
Анна Ковальчук - вегетарианка
Анна Ковальчук - вегетарианка
Ирина Новожилова:
25 лет на вегетарианстве
История зелёного движения России с участием Елены Камбуровой
История зелёного
движения России
с участием
Елены Камбуровой
 Спаси дельфина, пока он живой!
Спаси дельфина, пока он живой!
Вечное заключение
Вечное заключение
Журнал Elle в августе: о веганстве
Elle о веганстве
Россия за Международный запрет цирка
Россия за Международный запрет цирка
Выигранное
Преступники - на свободе, спасатели - под судом
Океанариум подлежит закрытию
Закрытие океанариума
Закрыть в России переездные дельфинарии!
Дельфинарий
Спаси дельфина,
пока он живой!
Ответный выстрел
Ответный выстрел
Голубь Пеля отпраздновал своё 10-летие в составе «Виты»
Голубь Пеля: 10 лет в составе «Виты»
Проводы цирка в России 2015
Проводы цирка
Россия-2015
Цирк в Анапе таскал медвежонка на капоте
Цирк в Анапе таскал медвежонка на капоте
Девушка и амбалы
Девушка и амбалы
Hugo Boss отказывается от меха
Hugo Boss против меха
Защити жизнь - будь веганом!
Защити жизнь -
будь веганом!
Земляне
Земляне
Деятельность «шариковых» - угроза государству
Деятельность «шариковых»
- угроза государству
Почему стильные женщины России не носят мех
Победа! Узник цирка освобождён!
Океанариум - тюрьма косаток
Защитники животных наградили Олега Меньшикова Дипломом имени Эллочки-людоедки
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ:
Меньшиков кормил богему мясом животных из Красной книги - Экспресс газета
Rambler's Top100   Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Copyright © 2003-2017 НП Центр защиты прав животных «ВИТА»
E-MAILВэб-мастер