«ВИТА» центр защиты прав животных
Главная страница / Home    Карта сайта / Map    Контакты / Contacts


RUS        ENG
РАЗВЛЕЧЕНИЯ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ВЕГЕТАРИАНСТВО МЕХ СОБАКИ И КОШКИ ГУМАННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ
Видео Фото Книги Листовки Закон НОВОСТИ О нас Как помочь? Вестник СМИ Ссылки ФОРУМ Контакты

ВЕГЕТАРИАНСТВО
История
Этика
Веганство
Здоровье
Экология
Еда - этичная пища
Потребление мяса и голод в мире
Человек - не хищник
Беременность и дети
Мясо - не еда
Рыба чувствует боль
Молоко жестоко
Яйца убивают цыплят
Трансген
Почему веганы не едят мёд
Религия
Cпорт
Знаменитые вегетарианцы
Этичные товары
Цитаты
Часто задаваемые вопросы
Книги
Листовки и плакаты
Сайты
Видео


О нас
Наши принципы
Как нам помочь?
Вкусное предложение: Веганская кухня
Условия использования информации
Волонтерский отдел
Часто задаваемые вопросы
Вестник Виты
Цитаты
Календарь
Как подать заявление в полицию
Форум
Контакты



ПОИСК НА САЙТЕ:

БИОЭТИКА - почтой


ПОДПИСКА НА НОВОСТИ "ВИТЫ" | RSS
Имя:
E-mail:
yandex-money
№ нашего кошелька: 41001212449697
webmoney
№ нашего кошелька: 263761031012

youtube   youtube   vkontakte   facebook Instagram  

  
Share |
  


Листовки:

Формат Doc. 180 Kb
Формат doc. 180 Kb

Плакаты:
Плакат. Формат jpg. 180 Kb
Формат jpg. 180Kb

Россия неизвестная: История культуры вегетарианских образов жизни от начала до наших дней

Петер Бранг

Пер. с нем. А. Бернольд и П. Бранга.
М.: Языки славянской культуры, 2006. — 568 с.; ил.

ИЗБРАННЫЕ ГЛАВЫ:


«Гигиеническое» вегетарианство: И. Е. Репин

Среди художников, которых по праву причисляют к окружению Толстого и которые стали приверженцами его учений, а также и вегетарианства, самым видным, несомненно, является Илья Ефимович Репин (1844-1930).

Толстой ценил Репина как человека и художника, не в последнюю очередь за его естественность и своеобразную наивность. 21 июля 1891 г. он написал обоим Н. Н. Ге (отцу и сыну): «Репин хорошая художественная натура, но совсем сырая, нетронутая, и едва ли он когда проснется» 1.

Репин нередко восторженно признавался сторонником вегетарианского образа жизни. Одно из таких признаний находим в письме, написанном им И. Перперу, издателю Вегетарианского Обозрения, немногим после смерти Толстого.

«В Астапове, когда Льву Николаевичу стало лучше и ему для подкрепления подали стаканчик овсянки с желтком, мне хотелось крикнуть отсюда: Не то! Не то! Дайте ему вкусно заправленный бульон из трав (или сена хорошего 2 с клевером). Вот, что восстановит его силы! Воображаю, как улыбнулись бы заслуженные авторитеты медицины, только что прослушавшие полчаса больного и уверенные в питательности яиц…

А я в восторге справляю медовый месяц питательных и вкусных растительных бульонов. Я чувствую, как благотворный сок трав освежает, очищает кровь и влияет самым целительным образом на начинавшийся уже очень явственно склероз сосудов. На 67-м году жизни при достатке и склонности к объядению я уже испытывал значительные недомогания, угнетения, тяжесть и особенно какую-то пустоту в желудке (особенно после мяса). И чем больше питался, тем больше внутренно голодал. Надо было оставить мясо — лучше стало. Перешел на яйца, масло, сыры, каши. Нет: растолстел, не могу уже снять с ног ботинок; пуговки едва держат накопившиеся жиры: работать тяжело… И вот доктора Ламан и Паско 3 (кажется, они из дилетантов) — вот мои спасители-вразумители. Н. Б. Северова изучила их, сообщала мне их теории.

Выброшены яйца (мясо уже и прежде оставленно). Салаты! Какая прелесть! Какая жизнь (с оливковым маслом!). Бульон из сена, из кореньев, из трав вот элексир жизни. Фрукты, красное вино, сушеные плоды, маслины, чернослив… орехи энергия. Можно ли перечислить всю роскошь растительного стола? Но бульоны из трав какое-то веселье. Это же ощущение испытывает и мой сын Юрий и Н. Б. Северова. Сытность полная на 9 часов, ни пить ни есть не хочется, все сокращено свободнее дышится.

Вспоминаю 60-е годы: увлечение экстрактами мяса Либиха (белки, белки), а к 38 годам он был уже дряхлый, утративший всякий интерес к жизни старик.

Как я рад, что опять могу бодро работать и все мои платья, ботинки на мне свободны. Жиры, комками выступавшие сверху заплывших мускулов, ушли; тело помолодело и я стал вынослив в ходьбе, сильнее в гимнастике и гораздо успешнее в искусстве — заново освежился. Илья Репин» 4.

Репин познакомился с Толстым уже 7 октября 1880 г., когда тот посетил его в ателье в Большом Трубном переулке в Москве. Впоследствии между ними установилась тесная дружба; Репин гостил в Ясной Поляне часто, а иногда и довольно долго; он создавал известную «репинскую серию» картин и чертежей Толстого, частично и его семьи. В январе 1882 г. Репин в Москве пишет портрет Татьяны Л. Толстой, в апреле того же года он там посещает Толстого; 1 апреля 1885 г. Толстой в письме хвалит картину Репина «Иван Грозный и его сын» — отзыв, который, очевидно, весьма порадовал Репина. И дальнейшие картины Репина вызывают похвалу со стороны Толстого 5. 4 января 1887 г. Репин, вместе с Гаршиным, присутствует в Москве при чтении драмы «Власть тьмы». Первое посещение Ясной Поляны Репиным происходит с 9 по 16 августа 1887 г. С 13 до 15 августа он пишет два портрета писателя: «Толстой за письменным столом» (сегодня в Ясной Поляне) и «Толстой в кресле с книгой в руке» (сегодня в Третьяковской Галерее). Толстой пишет П. И. Бирюкову, что за это время он еще больше сумел оценить Репина 6. В сентябре Репин пишет, на основании эскизов, сделанных в Ясной Поляне, картину «Л. Н. Толстой на пашне» 7. В октябре Толстой хвалебно отзывается о Репине перед Н. Н. Ге: «Был Репин, написал хороший портрет. <…> живой, растущий человек» 8. В феврале 1888 г. Толстой обращается к Репину письменно с просьбой написать три рисунка для книжек против пьянства, издаваемых издательством «Посредник» 9.

С 29 июня по 16 июля 1891 г. Репин опять в Ясной Поляне. Пишет картины «Толстой в рабочем кабинете под сводами» и «Толстой босиком в лесу», кроме того, моделирует бюст Толстого. Как раз в это время, между 12 и 19 июля, Толстой пишет первую редакцию «Первой ступени». 20 июля он сообщает И. И. Горбунову-Посадову: «Я за это время был обуреваемым посетителями — Репин между прочим, но старался не терять дней, к<оторых> так мало остается, и подвинулся в работе, и написал начерно всю статью о вегетарьянстве, обжорстве, воздержании» 10. 21 июля в письме двум Ге говорится: «Все это время был у нас Репин, попросил приехать <…>. Репин писал с меня в комнате и на дворе и лепил. <… > Репина бюст кончен и отлит и хорош < … > .»

12-го сентября в письме к Н. Н. Ге-сыну Толстой выражает удивление:

«Как смешон Репин. Пишет Тане [Татьяне Львовной Толстой] письма, в к<оторых> эмансипируется старательно от доброго влияния на него пребывания у нас» 11. В самом деле, Репин, которому, без сомнения, было известно, что Толстой работает над Первой ступенью, написал Татьяне Львовне 9 августа 1891 г.: «Вегетарианствую я с удовольствием, работаю, а никогда еще не работал так успешно» 12. А уже 20 августа в другом письме говорится: «Вегетарианство я должен был оставить. Природа знать не хочет наших добродетелей. После того, как я писал Вам, ночью меня хватила такая нервная дрожь, что наутро решил заказать бифштекс — и как рукой сняло. Теперь я питаюсь вперемежку. Да ведь здесь трудно: скверный воздух, вместо масла маргарин и т. д. Ах, если бы куда-нибудь выселиться [из Петербурга]! Но пока нельзя» 13. Почти все письма Репина в то время адресованы Татьяне Львовне. Он рад, что именно она будет ответствена за художественный отдел издательства «Посредник» 14.

Переход Репина к вегетарианскому образу жизни еще долго будет движением по схеме «два шага вперед — один назад»: «Знаете ли, как это ни грустно, я пришел к окончательному заключению, что я без мясной пищи не могу существовать. Если я хочу быть здоровым, должен есть мясо; без него у меня теперь сейчас же начинается процесс умирания, как Вы видели меня на страстной у Вас. Я долго не верил; и так и сяк испытывал себя и вижу, что иначе нельзя. Да вообще христианство живому человеку не годится» 15 .

Отношения с Толстым в те годы остались тесными. Толстой дал Репину сюжет для написания картины «Прием новобранцев» 16; Репин пишет Толстому по поводу успеха у публики пьесы Плоды просвещения: «Доктора, ученые и все интеллигенты вопиют особенно против заглавия <…> Но публика …наслаждается в театре, хохочет до упаду и выносит много назидательного о городской жизни бар» 17. С 21 по 24 февраля 1892 г. Репин гостит у Толстого в Бегичевке 18.

4 апреля Репин опять приезжает в Ясную Поляну, а также 5 января 1893 г., когда и рисует акварелью портрет Толстого для журнала «Север» 19. С 5 по 7 января Репин вновь в Ясной Поляне, просит Толстого о сюжете. Толстой пишет Черткову: «Одно из самых приятных впечатлений последнего времени было свидание с Репиным».

А Репин восхищен трактатом Толстого Что такое искусство? 9 декабря того же года Репин и скульптор Паоло Трубецкой гостят у Толстого 20.

1 апреля 1901 г. Репин рисует очередную акварель Толстого. Тот не совсем счастлив, что Репин опять пишет его портрет, но не хочет ему отказать.

В мае месяце 1891 г. у коменданта Петропавловской крепости в Петербурге Репин впервые встречает Наталью Борисовну Нордман (1863-1914) 21, с писательским псевдонимом Северова — в 1900 г. она станет его женой 22. В своих воспоминаниях Н. Б. Северова описала эту первую встречу, так и озаглавив её «Первая встреча» 23. В августе 1896 г. в имении Талашкино, принадлежащем княгине М. К. Тенишевой, меценатке искусства, происходит еще одна встреча между Нордман и Репиным. Нордман, после смерти матери, приобретает участок в Куоккале на северо-западе от Петербурга и там строит домик, сперва однокомнатный, а позже расширенный пристройками; среди них было и ателье художника (для Репина). Ему дали название «Пенаты». В 1903 г. Репин поселился там навсегда.

С 1900 года, со времени свадьбы Репина с Н. Б. Нордман-Северовой, его посещения Толстого становятся все реже. Но его вегетарианство будет строже. Репин об этом сообщает в 1912 году в своей статье к тому «альбому» Ташкентской столовой «Безубойное питание», который печатается в журнале Вегетарианское обозрение за 1910-1912 гг. в нескольких продолжениях; при этом повторяются иные показания, двумя годами ранее, сразу после смерти Толстого, вошедшие в письмо И. Перперу (см. выше стр. ыы):

«Всякий момент я готов к благодарности Богу, что стал, наконец, вегетарианцем. Первый дебют был у меня около 1892 г.; продолжался два года – я не сумел и смалодушествовал под угрозой истощения. Второй продолжался 2 1/2 года, в прекрасных условиях и пресекся по настоянию доктора, запретившего моему другу [т. е. Н. Б. Нордман] вегетарианствовать: для питания заболевших легких "необходимо мясо". Вегетарианствовать я было прекратил "за компанию", и, из боязни отощать, старался есть как можно больше и особенно сыры, каши; начал толстеть до тяжести – это было вредно: еда по три раза, с горячими блюдами.

Третий период – самый сознательный и самый интересный, благодаря умеренности. Отброшены яйца (вреднейшая пища), устранены сыры. Коренья, зелень, овощи, фрукты, орехи. Особенно супы и бульоны из крапивы и прочих трав и кореньев дают чудесное питательное и сильное средство к жизни и деятельности… Но я опять в особых условиях жизни: у моего друга талант изобретательности и творчества создавать из самых отбросов растительного царства необыкновенно вкусные яства. Все мои гости с восхищением хвалят мои скромные обеды и не верят, что стол без убоины и что он так дешево стоит.

Я насыщаюсь за скромным обедом, из двух блюд, в 1 ч. дня на весь день; и только в половине 8-го закусываю холодным: салат, маслины, грибы, фрукты и вообще, что найдется понемногу. Умеренность счастье тела.

Чувствую себя как никогда прежде; а главное, я спустил все лишние жиры, и платья все свободны стали, а прежде были все теснее и теснее; и я уже с трудом надевал себе ботинки. Ел три раза по несколько горячих всяких блюд и все чувствовал голод; а по утрам – угнетающую пустоту в желудке. Почки работали плохо от перцу, к которому я привык, я стал тяжелеть и дряхлеть заметно в 65 лет от излишка питания.

Теперь, слава Богу, я стал легче и, особенно по утрам, чувствую себя свежо и бодро внутри. И аппетит у меня детский – вернее подростка: все ем с удовольствием, только бы воздержаться от излишка. Илья Репин» 24.

В августе 1905 г. Репин с женой путешествует в Италию. В Кракове пишет ее портрет, а в Италии, в местечке Фасано над Лаго ди Гарда, на террасе перед фоном сада — еще один портрет – он считается лучшей картиной Натальи Борисовны 25.

С 21 по 29 сентября оба гостят в Ясной Поляне; Репин пишет портрет Толстого и Софьи Андреевны. Нордман-Северова три года спустя даст живое описание этих дней 26. Там, правда, не говорится о том, что Репин два с половиной года не ел мяса, но теперь это делает иногда, потому как доктора предписали Наталье Борисовне мяса, в противном случае ей якобы грозит чахотка. 10 июля 1908 г. печатается Открытое письмо, которым Репин солидаризируется с манифестом Толстого против смертной казни: «Не могу молчать».

Последнее посещение Репина и Н. Б. Нордман в Ясной Поляне приходится на 17 и 18 декабря 1908 г. Эта встреча тоже запечатлена в наглядном описании, данном Нордман 27. В день отъезда снимается последнее совместное фото Толстого и Репина.

В январе 1911 г. Репин пишет свои воспоминания о Толстом. С марта месяца до июня он вместе с Нордман в Италии на мировой выставке, где его картинам отводится особый зал.

С ноября 1911 г. Репин является официальным сотрудником редакции Вегетарианского Обозрения, он останется таким до закрытия журнала в мае 1915 г. 28 В январском номере 1912 г. он печатает свои записки о современной Москве и ее новой вегетарианской столовой под названием «Московская вегетарианская столовая» 29:

«Перед Рождеством Москва, куда я попал на устройство нашей 40-й Передвижной выставки, мне особенно понравилась. Как она похорошела! Сколько свету вечером! И какая масса выросла совсем новых величавых домов; да ведь все в новом стиле! – И притом художественных изящных зданий… Музеи, киоски для трамваев… И, особенно вечером, эти плавяющие с гулом, треском, блеском – обдающие вас часто ослепляющими искрами электричества – трамваи! Как это оживляет улицы и без того полные сутолоки – особой перед рождественской… И, торжественно дефилирующие – сияющие чертоги, кареты, особенно на Лубянской площади, переносят вас куда-нибудь в Европу. Хоть старые москвичи и ворчат. В этих кольцах железных змей-рельсов видят они уже призраки несомненной кончины мира, т. к. Антихрист уже живет на земле и все больше опутывает ее цепями ада… Ведь это дрожь берет: перед Спасскими воротами, перед Василием Блаженным и другими святынями Москвы дерзко визжат весь день и всю ночь – когда уже спят все "несуетные", они проносятся (и здесь!) со своими бесовскими огнями…Последние времена!…

Это все видят, все знают; а моя цель описать в этом письме то, что еще не всем, даже москвичам, известно. И это не внешние объективные предметы, питающие только, избалованные красотою, глаза; я желаю поведать о вкусном, сытном, питавшем меня всю неделю, вегетарианском столе, вегетарианской столовой, в Газетном переулке.

При одном воспоминании об этом симпатичном, светлом дворике, с двумя входными воротами, на два крыла, меня тянет опять идти туда, смешаться с непрерывной вереницей, идущих туда и таковой же возвращающихся, уже сытых и веселых, большею частью молодых людей, обоего пола, большей частью студенчества – русского студенчества – самой почтенной, самой значительной среды нашего отечества <…>.

Порядок столовой образцовый; в передней гардеробным не велено ничего платить. И это имеет серьезный смысл, в виду особого наплыва сюда недостаточного студенчества. Поднявшись по двукрылой лестнице со входа, на право и налево занимают большой угол здания веселые, светлые комнаты, установленные накрытыми столами. Стены всех комнат увешаны фотографическими портретами Льва Толстого, разных величин и в разных поворотах и позах. А в самом конце комнат, направо – в читальной висит огромный портрет Л. Н. Толстого в натуральную величину на сером, в яблоках коне, едущего по яснополянскому лесу, в осеннюю пору (портрет Ю. И. Игумновой). Все комнаты установлены столами, накрытыми чистой и довольно достаточной сервировкой необходимых приборов и корзин, с разным хлебом, особого, приятного и сытного вкуса, который пекут только в Москве.

Выбор кушаний вполне достаточен, но не это главное; а то, что кушанья, чтобы вы не взяли, так вкусны, свежи, питательны, что невольно срывается с языка: да ведь это – объяденье! И так, каждый день, всю неделю, пока я жил в Москве, я уже с особым удовольствием стремился в эту бесподобную столовую. Спешные дела и неуправка по устройству выставки в Музее, заставляли меня быть в Вегетарианской столовой в разные часы; и во все часы моего прихода, столовая была так же полна, светла и весела, а яства ее все разные – были: одно вкуснее другого. < … > А какой квас!»

Занимательно сравнить это описание с рассказом Бенедикта Лившица о посещении Маяковским той же столовой. (ср. с. ыы ). Репин, между прочим, сообщает, что перед отъездом из Москвы встретил в столовой П. И. Бирюкова: «Только в последний день и уже уходя, я встретил П. И. Бирюкова, который и живет даже в этой же квартире, доме наследников кн. Шаховской. — Скажите, спрашиваю я, где Вы нашли такого чудесного повара? Прелесть! — Да у нас, простая баба, русская баба стряпуха; когда поступила к нам ничего даже не умела готовить вегетарианского. Но так скоро освоилась и теперь (ведь у нас много помощниц ей понадобилось; Вы видите, какое количество посетителей) она быстро выучивает своих приспешниц. А уж продукты у нас – самые лучшие. Да это я вижу — чудо как чисто и вкусно. Я не ем сметаны и масла, но по нечаянности эти продукты были мне поданы в моих блюдах и я, что называется пальчики облизал. Очень, очень вкусно и здорово. Стройте такую же столовую в Петербурге, там нет хорошей — убеждаю я его. Да ведь нужны большие средства… Я: Да ведь это дело верное. Неужели не найдется людей с состоянием — помочь?.. Ил. Репин». Очевидно, таких не нашлось – один из больших препятствий для русского вегетарианства даже в пору своего процветания перед Первой мировой войной было отсутствие состоятельных покровителей-меценатов.

Фотография той столовой, которая так восхищала Репина в декабре 1911 года, воспроизведена в ВО (а также выше см. илл. ыы) 30. Газета Русское слово печатала осенью 1911 г. сообщение о переносе столовой МВО-ва в палату княгини Шаховской: «Столовая московского вегетарианского общества, которую в минувшем году посетило более 72 000 человек, к 1-му августу переведена в новое помещение в Газетном переулке. В виду успеха этой столовой, общество предполагает осенью открыть вторую дешевую столовую для народа, мысль о которой интересовала еще покойного Л. Н. Толстого.» А Голос Москвы опубликовал подробную статью, включая интервью с казначеем МВО-ва и с сообщением, что в этой «грандиозной столовой» ежедневно обедают 1000 человек 31.

Из воспоминаний писателя К. И. Чуковского, дружного с Репиным, мы знаем, что художник и в Петербурге посещал вегетарианские столовые. Чуковский особенно с 1908 г. как в Петербурге, так и в Куоккале находился в живом контакте с Репиным и Нордман-Северовой. Он рассказывает о посещении «столовки» за Казанским собором: «Там приходилось подолгу простаивать в очереди и за хлебом, и за посудой, и за какими-то жестяными талонами. Главными приманками в этой вегетарианской столовой были гороховые котлеты, капуста, картошка. Обед из двух блюд стоил тридцать копеек. Среди студентов, приказчиков, мелких чиновников Илья Ефимович чувствовал себя своим человеком» 32.

Репин в письмах к друзьям не перестает ратовать за вегетарианство. Так, в 1910 году он уговаривает Д. И. Яворницкого не есть мясо, рыбу и яйца. Они вредны для человека. В. К. Бялыницкому-Бируля он пишет 16 декабря 1910: «А насчет моего питания – я дошел до идеала (конечно, это не одинаково всякому): еще никогда не чувствовал себя таким бодрым, молодым и работоспособным. Вот дезинфекторы и реставраторы!!!… А мясо – даже мясной бульон – мне отрава: я несколько дней страдаю, когда ем в городе в каком-нибудь ресторане… И с невероятной быстротой восстанавливают меня мои травяные бульоны, маслины, орехи и салаты.» 33

После смерти Нордман 30-го июня 1914 г. в Орселине близ Локарно, Репин поехал в Швейцарию. В Вегетарианском Обозрении он оплубликовал подробный рассказ об умершей спутнице своей жизни, о ее характере, ее деятельности в Куоккале, ее литературном творчестве и последних неделях ее жизни в Орселино. «Наталья Борисовна была строжайшая вегетарианка – до святости»; она верила в возможность лечиться «солнечной энергией», содержанной в виноградном соке. «На высоком подъеме из Локарно в Орселино, в райски прекрасной местности над озером Маджиоре, на маленьком сельском кладбище, выше всех великолепных вилл <…> лежит наша строгая вегетарианка. Она слышит гимн этого пышного растительного царства Творцу. И глаза ее и сквозь землю смотрят с блаженной улыбкой в голубое небо, с какой она, прекрасная, как ангел, в зеленом платье, лежала в гробу, засыпанная дивными цветами юга…» 34

Завещание Н. Б. Нордман опубликовалось в Вегетарианском Вестнике. 35 Принадлежавшая ей вилла «Пенаты» в Куоккале была завещана в пожизненное владение И. Е. Репину, а после его смерти предназначена для устройства «домика И. Е. Репин». Куоккала с 1920 по 1940 г. и потом с 1941 г. до капитуляции Финляндии находилась на финляндской территории — но с 1944 г. эта местность называется «Репино». Огромная коллекция картин Н. Б. Нордман, несколько сотен сочинений самых известных русских как и зарубежных живописцев и скульпторов представляли огромную ценность. Все это было завещано для будущего музея имени Репина в Москве. Первая мировая война и революция воспрепятствовали осуществлению этого плана, но есть в Репино «Музей-усадьба И. Е. Репина Пенаты».

Театр «Прометей» в Куоккале, тоже принадлежавшее Н. Б. Нордман, а также две виллы в Оллиле были назначены для образовательных целей. Свидетелями при составлении завещания были среди прочих актриса (и княгиня) Л. Б. Барятинская-Яворская и скульптор Паоло Трубецкой.

Только недавно умер один из последних свидетелей, еще с раннего детства вспоминающий этот центр русской культуры — Д. С. Лихачев: «На границе с Оллилой (ныне Солнечное) были репинские Пенаты. Около Пенат построил себе дачу К. И. Чуковский (помог ему в этом – и деньгами и советами — И. Е. Репин.). В те или иные летние сезоны жил Маяковский, наезжал Мейерхольд, <…> приезжали к Репину Леонид Андреев, Шаляпин и многие другие. <…> На благотворительных спектаклях стремились поразить неожиданностями <…> Но были и "серьезные" спектакли. Репин читал свои воспоминания. Чуковский читал «Крокодила». Жена Репина знакомила с травами и травоедением» 36.

Чуковский убежден, что Репин по возвращении из Швейцарии якобы заявил, что в «Пенатах» впредь будет царить другой порядок: «Раньше всего Илья Ефимович упразднил вегетарианский режим и, по совету врачей, стал есть в небольшом количестве мясо» 37. Неудивительно, что доктора дали такие советы, но что от вегетарианства не осталось и следа, — это невероятно. Маяковский еще летом 1915 года жалуется, что его в Куоккале заставляли есть «репинские травки»… Давид Бурлюк и Василий Каменский тоже рассказывают о вегетарианских меню в год после смерти Нордман. Бурлюк пишет о 18 февраля 1915 г.:

«<…> Все, поторапливаемые Ильей Ефимовичем и Татьяной Ильиничной, отрываясь от разговоров, затеянных между только что познакомившимися, тронулись к небезысвестной вегетарианской карусели. Эту машину я, усевшись, принялся тщательно изучать со стороны ее механизма, так и по статьям содержимого.

За большой круглый стол село тринадцать или четырнадцать человек. Перед каждым стоял полный прибор. Прислуги, по эстетике Пенатов, не было, и весь обед в готовом виде стоял на круглом столе меньшего размера, который на подобие карусели, возвышаясь на четверть, находился посреди основного. Круглый стол, за которым сидели обедающие и стояли приборы, был неподвижен, зато тот на котором стояли яства (исключительно вегетарианские), был снабжен ручками, и каждый из присутствующих мог повернуть его, потянув за ручку, и таким образом поставить перед собой любое из кушаний.

Так как народу было много, то не обходилось без курьезов: захочет Чуковский соленых рыжиков, вцепится в «карусель», тянет рыжики к себе, а в это время футуристы мрачно стараются приблизить к себе целую кадушечку кислой капусты, вкусно пересыпанной клюквой и брусникой» 38.

Знаменитый круглый стол в салоне «Пенатов» изображен на форзаце настоящей книги.

Последние тридцать лет своей жизни Репин провел в Куоккале, принадлежащей в это время к Финляндии. Чуковскому удалось посетить Репина, тогда уже восьмидесятилетнего, 21 января 1925 г. и при этом вновь увидеть свой бывший домик. Он сообщает, что Репин, очевидно, все еще является приверженцем своих идей опрощения: с июня до августа он спит в голубятне. Чуковский ставит вопрос «вегетарианец ли он теперь?» Ответа в дневнике не находим, однако небезынтересен в этом смысле следующий эпизод: немногим раньше некий врач др. Стернберг, якобы председатель общества Куинджи, посетил Репина в сопровождении одной дамы и убеждал его переселиться в Советский союз — обещали ему автомобиль, квартиру, 250 рублей жалования … Репин наотрез отказался. В качестве подарка ему принесли — в январе месяце из Советского Союза — корзинку с фруктами — персики, мандарины, апельсины, яблоки. Репин отведовал этих фруктов, но ввиду того, что он, как и его дочь Вера, при этом испортил себе желудок, то он счел необходимым проверить эти фрукты в биохимическом институте г. Хельсинки. Он боялся, что его хотели отравить… 39

В основе вегетарианства у Репина, как это показывают тексты, здесь приведенные, лежали прежде всего соображения здоровья, оно имело «гигиеническую» мотивацию. Строгость к самому себе, склонность к спартанству, сближают его с Толстым. В черновике неоконченной статьи о Толстом Репин хвалит аскетизм Толстого: «На купаньи: после быстрой 2-верстной ходьбы, совсем потный, наскоро сбросив свой простой убор, он бросается в холодную ключевую запруду речки в Ясной Поляне. Одевался не вытираясь, так как капельки воды держат кислород — тело дышит порами» 40.

Сам Репин с конца 1870-х годов всегда спал при открытом окне, по совету одного молодого московского врача, даже при морозе 41. К тому же, он был, как и Толстой, неутомимым работником. Он скупился своим рабочим временем. Чуковский сообщает, что Репин кроме большого ателье имел еще и маленькую мастерскую, в которую он обыкновенно уходил. Сквозь маленькую форточку в двери между 1 и 2 часами ему доставляли скромный обед: редьку, морковку, яблоко и стакан любимого чая. Если бы ушел в столовую, то потерял бы всегда 20 минут. Такое уединение при своем —вегетарианском — столе, экономящее время и деньги, считал полезным когда-то и 16-летний Бенджамин Франклин 42. Но Репин должен был отказаться от этой практики в 1907 г. по совету доктора, и форточку закрыли 43.

Спорным долгое время оставался вопрос о том, как сказывалось влияние Н. Б. Нордман на Репина. И. Грабарь в 1964 г. высказал мнение, что влияние Нордман не было благотворным и никоим образом не стимулировало творчество Репина; сам художник якобы начал в конце концов тяготиться ее опекой и не слишком огорчился, когда она в 1914 г. умерла. Загадочным, по Грабарю, остается факт раннего заката репинского творчества:

«В 900-х годах его высказывания и поступки начинали приобретать характер странный, почти ребяческий. Всем памятно увлечение Репина сеном и его горячая пропаганда этой "лучшей для человека пищи". <…> Весь свой огненный темперамент, всю свою страстность он отдавал уже не живописи, а Наталии Борисовне. <…> из безбожника, глумящего над религиозными предрассудками, он постепенно превращается в человека религиозного. <…> То, что было начато Нордман-Северовой, довершили после революции русские эмигранты, окружавшие Репина <…>» 44. В отличие от этого суждения И. С. Зильберштейн написал в 1948 г. о первых годах в Куоккале: «Этот период жизни Репина ждет еще своего исследователя, который установит значение Нордман в жизни и творчестве Репина. Но уже сейчас можно утверждать, что никогда и никого Репин не писал и не рисовал так часто, как Нордман. Огромная галерея изображений, выполненная Репиным за тринадцать с лишним лет их совместной жизни, обнимает десятки портретов маслом и сотни рисунков. Случилось так, что в СССР оказалась лишь часть этих портретов и рисунков, – и часть не очень значительная.

Лучшие портреты Нордман и зарисовки с нее Репин до последних лет своей жизни хранил в "Пенатах". В столовой неизменно висел тот портрет Нордман, который был выполнен Репиным в первые же недели их знакомства, во время пребывания в 1900 г. в Тироле, куда Репин вместе с Натальей Борисовной поехал после знакомства в Париже» 45.

Портрет этот виден на правом угле фотографии 1915 года, где Репин снят вместе с своими гостями, среди них и В. В. Маяковский (ср. обложку книги). Маяковский тогда в Куоккале написал свою поэму «Облако в штанах».

Также и К. И. Чуковский, близко наблюдавший жизнь Репина и Нордман в течение нескольких лет (с 1906 г.), видит соотношение этих двух сильных характеров скорее положительно. Нордман, говорит он, внесла порядок в жизнь Репина (в частности, ограничением посещений на «знаменитые среды»); она уже с 1901 года стала собирать всю литературу о его творчестве. А сам Репин не раз потворял, что одной из своих наиболее блестящих удач — композицией «Государственного совета» (написанный 1901-1903) он всецело обязан Н. Б. Нордман 46. Правда, тот же Чуковский в своем дневнике, опубликованном только в 1991 году, сообщает об одном кризисе в их браке в октябре 1912 г. — Репину тогда хотелось развестись 47.


1 Толстой, ПСС 66:21.
2 «Сено» – Репин имеет в виду сено лугов с целебными травами; ср. главу III, с. ыы Экскурс о терминологии и главу VI 5 о Н. Б. Нордман с. ыы.
3 Heinrich Lahmann (1860-1905) — врач-натуропат; L . Pascault . Conseils sur l ’ alimentation . Notions sur le v e g e tarisme ; тот же: Les aliments essentiels .
4 Письмо к И. И. Перперу, очевидно 1910 г., ср. ВО 1910: 6-8 18-19.
5 Н. Н. Гусев. Летопись жизни и творчества Л. Н. Толстого. 1828-1890. М., 1958, с. 603-604.
6 Там же, с. 675.
7 Там же , с. 676-677.
8 Там же, с. 678.
9 Там же, с. 688.
10ПСС 66:18.
11ПСС 66:44.
12 Репин. Письма. И. Е. Репин и Л. Н. Толстой. Т.1. Переписка с Л. Н. Толстым и его семьей. М.—Л. 1949, 147 с., здесь с. 34.
13 Там же, с. 35. Это место с отказом от вегетарианства напечатан также в издании И. Репин: Избранные письма в двух томах 18671930, т. 1, М., 1969, с. 384. Письмо от 9 августа с похвалой вегетарианству там отсутствует.
14 Там же, с. 83.
15 Там же, с. 433 (27 июня 1892).
16 Н. Н. Гусев. Летопись жизни и творчества Л. Н. Толстого. 1891-1910. М., 1960, с. 45 и 55.
17 Там же, с. 50.
18 Там же, с. 68.
19 Там же, с. 91.
20 Там же, с. 305; ср. Толстой, ПСС 71, № 338.
21 Ср. архив РАХ, ф. 25, оп. 1, № 1804.
22 Ср. Л. Журавлева. Княгиня Мария Тенишева. Смоленск: Полиграмма, 1994, особенно главу «Репин» (с. 92-110); здесь: с. 92-93.
23 «Первая встреча». Ср. ГТГ, отдел рукописей, ф. 50/39, л. 1. Цит. по книге Журавлевой, с. 92 и с. 313.
24ВО 1912: 2 64; подобно 1 сентября в письме из Куоккалы княгине Тархановой-Антокольской: «Я особенно благодарю бога, с утра до вечера, за вегетарианство. <…> Да, вегетарианство особенно благодатно тем, что оно повышает вкус, возбуждает интерес только к существенному и устремляет силы к главному. Слава богу! Слава богу!». И. Е. Репин. Письма к Е. Р. Тархановой-Антокольской и И. Р. Тарханоуву. М.-Л., 1937, с. 67.
25 Грабарь, Зильберштейн. Репин. Т. 1, М.-Л., 1948, с. 295 (= Художественное Наследство).
26 Нордман. Интимные страницы. 1910, с. 79-96.
2 7 Там же, с. 130-140.
28 Ср. ВО 1911: 9-10 62.
29ВО 1912: 1 34-36.
30ВО 1913: 4-5 197.
31ВО 1911: 6-7 59; 8 37.
32 Чуковский, 1962, с. 556-557.
33 Ср . Кириллина, 1977, с. 79-80.
34ВО 1914: 6-7 208.
35ВВ 1914: 4 8.
36 Д. С. Лихачев. Воспоминания. СПб., 1995, с. 62, 66.
37 Чуковский, 1962, с. 649.
38 Ср. Д. Бурлюк. Фрагменты воспоминаний. Перепечатана в книге: Грабарь, Зильберштейн: Репин. Т. 2, М.-Л., 1949, с. 279-282, здесь: с. 280. Маяковский пребывал в Куоккале в июне и июле месяце 1915 г. (ср. В. Катанян: Маяковский. Литературная хроника. М., 3-е изд. 1956, с. 80). Репин, впрочем, 10 декабря 1914 г. общим собранием Киевского Вегетарианского общества был избран почетным членом. (ВВ 1915: 2 9).
39 Чуковский. Дневник, 1901-1929, М., 1991, с. 317, 307-308, а также Дневник 1901-1969, т. 1, М., 2003, с. 368, 356-357.
40 И. Е. Репин. Из воспоминаний и статей о Л. Н. Толстом (1888-1914). В книге: Грабарь, Зильберштейн: Репин. Т. 1, М.-Л., 1948 (= Художественное Наследство), с. 317-334. Здесь: с. 334.
41 Чуковский, 1962, с. 576-577.
42 Об этом Франклин сообщает в своей автобиографии. Ср. также Spencer, p . 232.
43 Чуковский, 1962, с. 610. Правда, по устному сообщению Е. В. Кириллиной (заведующей Музеем в Репино), это — легенда.
44 И. Грабарь. Репин. Т. 2. М., 1964, с. 189-193.
45 И. С. Зильберштейн. Неизвестные портреты кисти Репина (1872-1915гг.). В книге: Грабарь, Зильберштейн. Репин. Т. 1, М.-Л., 1948, с. 244.
46 К. И. Чуковский. Наталья Борисовна Нордман. Собр. соч. в 6 тт., т. 2, с. 643.
47 К. И. Чуковский. Дневник 1901-1929 , М., 1991, с. 53, а также Дневник 1901-1969, т. 1, М., 2003, с. 60-61.


Наверх


ВАЖНО!
"Гамбургер без прикрас" - фильм "Виты"
Гамбургер без прикрас
поможет Вам сделать первый шаг к спасению животных, людей и планеты
Косатки на ВДНХ
Россия 2?
ПЕТИЦИЯ
Чёрный плавник
на русском языке
Восстанови Правосудие в России
Россия?
Цирк: иллюзия любви. Фильм
Россия за запрет притравки
Яшка

Я – собака, я – кот
Я – собака, я – кот
Веганская кухня
Веганская кухня

За запрет жестокого цирка
Спаси животных
закрой жестокий цирк
За кулисами цирка - 1
За кулисами цирка
За кулисами цирка - 2
За кулисами цирка 2
Российские звёзды против цирка с животными
Впервые в России! Праздник этичной моды «Животные – не одежда!» в Коломенском
Животные – не одежда!
ВИТА: история борьбы. Веганская революция
экстренного расследования
Россия, где Твоё правосудие?
Хватит цирка!
ПЕТИЦИЯ о наказании убийц белой медведицы
Россия, где правосудие?
Впервые в России! Праздник этичной моды «Животные – не одежда!» в Коломенском
4 дня из жизни морского котика
Белый кит. Белуха. Полярный дельфин
Анна Ковальчук - вегетарианка
Анна Ковальчук - вегетарианка
Ирина Новожилова:
25 лет на вегетарианстве
Арсен Маркарян: веган-сыроед, вице-чемпион мира по муай-тай
Вице-чемпион мира по муай-тай
веган-сыроед
История зелёного движения России с участием Елены Камбуровой
История зелёного
движения России
с участием
Елены Камбуровой
 Спаси дельфина, пока он живой!
Спаси дельфина, пока он живой!
Вечное заключение
Вечное заключение
Журнал Elle в августе: о веганстве
Elle о веганстве
Россия за Международный запрет цирка
Россия за Международный запрет цирка
Выигранное
Преступники - на свободе, спасатели - под судом
Океанариум подлежит закрытию
Закрытие океанариума
Закрыть в России переездные дельфинарии!
Дельфинарий
Спаси дельфина,
пока он живой!
Ответный выстрел
Ответный выстрел
Голубь Пеля отпраздновал своё 10-летие в составе «Виты»
Голубь Пеля: 10 лет в составе «Виты»
Проводы цирка в России 2015
Проводы цирка
Россия-2015
Цирк в Анапе таскал медвежонка на капоте
Цирк в Анапе таскал медвежонка на капоте
Девушка и амбалы
Девушка и амбалы
Hugo Boss отказывается от меха
Hugo Boss против меха
Грязная война против Российского Движения за права животных
Грязная война против
Российского Движения
за права животных
Защити жизнь - будь веганом!
Защити жизнь -
будь веганом!
Земляне
Земляне
Деятельность «шариковых» - угроза государству
Деятельность «шариковых»
- угроза государству
Почему стильные женщины России не носят мех
Победа! Узник цирка освобождён!
Океанариум - тюрьма косаток
Защитники животных наградили Олега Меньшикова Дипломом имени Эллочки-людоедки
НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ:
Меньшиков кормил богему мясом животных из Красной книги - Экспресс газета
Rambler's Top100   Яндекс цитирования Яндекс.Метрика
Copyright © 2003-2015 НП Центр защиты прав животных «ВИТА»
E-MAILВэб-мастер